Вовремя вернулся

Отец мой был дальнобойщиком, поэтому, когда к нам домой заскочил веселый дядя Паша с очередной посылкой от отца, я воспринял, его визит как обычное дело, тем более это было не в первый раз. Пока мать суетилась по квартире собирала посылку и для отца, дядя Паша в своем репертуаре, рассказывал смешные истории из своих путешествий по свету, и украдкой посматривал на широкую задницу мой матери, как двигались её круглые ягодицы под обтягивающем халатом.

- Сенька, на-ка сбегай, поменяй мне сотню баксов, а эту сотню оставь себе за работу – доставая из портмоне набитый баксами весело проговорил он протягивая мне два стольника зеленых – а то твоя мамка не торопится, так и все обменики закроются.

- Я и так спешу, смотрю чтобы что-то не забыть – отвечала мать

- Давай Валюша поторапливайся – весело проговорил дядя Паша, и легонько похлопал пробегавшую мимо него мать по заднице, на что та только игриво сдвинула брови, застенчиво улыбнувшись, после чего бросила виноватый взгляд на меня.

Сто баксов за пять минут, это не плохо, видимо дядя Паша не знал, что обменник был за углом нашего дома. Однако когда я радостный, уже открыл дверь своим ключом, то звуки доносящиеся в прихожую из комнаты, меня насторожили, поэтому я стал все делать тихо. Мерный скрип пружин дивана сливался с громким стоном моей матери, дополняемый громким сопением дяди Паши. На полу в прихожей, валялся халат матери, в котором она только что бегала по дому, а уже на пороге в комнату откуда доносились звуки, валялась беспорядочно одежда дяди Паши и трусы матери. Тихо приблизившись к дверям, я заглянул в комнату. На диване лежал голый дядя Паша ко мне ногами, а сверху на нем сидела голая моя мать ко мне спиной и насаживалась на его здоровенный член уходивший в неё только на половину своей длинны. Я не только хорошо рассмотрел покрасневшую от натуги пи*ду матери, с мясистыми пухлыми половыми губками, покрытую черными слипшимися от влаги волосками, но и коричневое пятнышко анального отверстия между пышных белых ягодиц.

Насмотревшись, как дядя Паша трахает мою мать своим здоровенным членом, я обнаружил, под своей ногой в его одежде портмоне, и пока они были заняты, почистил его содержимое, естественно все баксы, и только затем громко крикнул "Вы что делаете?". Мать, пулей соскочила с огромного члена, издав чавкающий звук своим влагалищем, мелькнув раскрывшимся бездонным отверстием. В панике дернувшись в мою сторону, за своей одеждой, она предстала передо мной голой во весь рост, со слегка обвисшими полными сиськами, на которых еще не успели успокоиться возбужденные розовые соски, выпирающим со складками животом, немного обвисшим над черным треугольником густых, вьющихся волосиков. Увидев меня перед собой закрывшим ей проход, она остановилась и сделала несколько шагов назад к дивану, и закрыв руками лицо опустилась на диван широкой задницей и согнулась к коленям. Дядя Паша едва не зацепил её своим членом когда она подала назад к дивану, но обежав её, стал собирать свои вещи с пола и быстро их натягивать на себя.

- Дядь Паш, вы должны мне десять штук зелени – спокойно произнес я, когда он немного скрыв уже свою наготу, и открыл рот, чтобы перепуганным голосом заговорить со мной – иначе отец убьет и вас и её, вы же знаете какой он горячий человек.

Моего отца действительно побаивались все дальнобойщики, за его крутой нрав. Однажды он покалечил одного здоровяка на всю жизнь, которого пользовался авторитетом у дальнобойщиков и которого все они обаивались, лишь за то, что тот не лестно отозвался о моей матери, предупредив всех, что если он узнает, что кто-то трахает мою мать или что-то в этом роде, то убьет обоих.

- Хорошо, через неделю, только помалкивай – проговорил он не своим голосом и через пару минут уже выскочил из нашей квартиры захлопнув за собой дверь и набегу застегиваясь.

Мать продолжала голой сидеть съежившись на диване не отрывая рук от лица, которое у неё стало красным и даже не пыталась посмотреть на меня. Между тем член у меня ломило от возбуждения, прижатый плотно джинсами. И тут у меня родилась смелая мысль, от которой даже по телу пробежали мурашки.

- Ну а ты что сидишь? – нагло проговорил я обращаясь к матери, словно это была не моя мать, которой я всего час назад боялся сказать даже грубого слова, а посторонняя женщина легкого поведения – ложись и раздвигай ноги, сейчас я тебя буду трахать.

- Нет, сыночек, миленький не надо, не делай этого, нам нельзя с тобой, подумай – после минутной паузы взмолилась мать оторвав свои руки от лица и умоляющи посмотрев на меня.

- Какой я тебе сыночек, ты теперь для меня шлюха. Ты видимо, хочешь полетать с девятого этажа, когда вернется отец – нагло произнес я, не обращая внимание на её жалобный голос.

- Я умоляю тебя не надо этого делась со мной, тебе только шестнадцать лет, тебе еще рано – продолжала она умолять меня, и прикрывая рукой свои прелести от моих глаз – дядя Паша отдаст тебе все деньги.

- Это дядя Паша отдаст, а не ты. Так что давай, или отец узнает все едва только переступит порог – решительно проговорил я, голосом в котором не было ни малейшего сомнения, что именно так и будет.

Мать снова закрыла лицо руками и съежилась.

- Ну нет, так нет – произнес я собираясь уже уходить в свою комнату подсчитывать удачный улов.

- Подожди, я согласна, я дам тебе – тихо произнесла мать и стала задом продвигаться на диване, залазит на него с ногами и ложась на спину.

Я проверил входную дверь, набросив ещё и цепочку, затем быстро разделся догола и весь трясясь от возбуждения, лег рядом с матерью притронувшись к её горячему мягкому телу. Мать широко развела ноги, а через секунду я уже лежал на ней, между её ног, которые она еще и согнула в коленях. Конечно мой член был меньше дяди Пашенного, поэтому когда она направила его в свое залитое смазкой влагалище, я почувствовал только его приятно обжигающее тепло. Начиная толкать в мать, я вскоре почувствовал, что и она не смело стараясь в такт моим толчкам, стала подмахивать мне, а когда я стал биться своим лобком об её плющиеся под моим напором пухлые половые губки, то она обняла меня и её мягкие пухлые губы за бороздили по моему лицу. Послышались её тихие стоны, а подмахивания увеличили амплитуду, в матери снова, еще с удвоенной силой разгорелось похотливое желание, достичь приятных ощущений оргазма, уже не взирая, что её трахал я, её сын. Прежде чем задергался мой член в просторном хлюпающем влагалище, мать испустила протяжный стон и все её тело напряглось и задрожало в судорожных конвульсиях.

Её оргазм был настолько продолжительным и мощным, что я начавший кончать позже её уже кончил слив всю сперму глубоко у неё внутри, а она еще тряслась в приятных судорогах. Когда же наконец её тело отпустили приятные истомы, она отрешенно рухнула подо мной.

- Ты кончил? - поинтересовалась она осипшим от стонов голосом.

Ни чего удивительного в её словах не было, я не уверен что она вообще чувствовала в себе мой член, после того как насаживалась на такой здоровенный, а кончила лишь оттого что я лобком прижимал её возбужденный клитор. Мать зашевелилась подо мной, давая мне понять, чтобы я вставал с неё. Однако я и не собирался покидать её тела, поэтому с силой снова толкнул в её хлюпающее влагалище.

- Ты что еще не спустил в меня? – недоумевающи переспросила она.

- Теперь я хочу, чтобы ты у меня отсосала – произнес я, вытаскивая из неё немного поникший мокрый член.

- Я не умею, я ни когда этого не делала – прошептала она, но когда я перевалился с неё лег рядом, мать немного опустившись на уровень моего члена склонилась надо мной.

Даже по тому как она начинала прелюдии, перед тем как мой член попал в её горячий рот между пухленьких её губ, уже было ясно, что мать в этом деле была специалист. Она не только нежно водила по всей его длине рукой, но и зажимала его между своих мягких сисек, при этом доставая языком до его головки. Когда же наконец, член ...проник в её горячий рот и она закачала на нем своей головой насаживаясь так, что он едва не скрывался у неё во рту наполовину, я громко засопел и прижав её голову насаживая еще глубже на член кончил ей в рот. Мать проглотила всю мою сперму, и вылизала член, нежно прикасаясь к нему языком от чего он еще подергивался.

- Ну надеюсь теперь все – проговорила она взгляну на меня вытирая губы рукой и улыбнувшись спросила – тебе понравилось, как я отсосала у тебя?

- Это только начало, теперь ты будешь всегда со мной трахаться и отсасывать у меня – нагло произнес я, словно передо мной склонилась не мать, а проститутка – а сейчас становись раком, я хочу засадить тебе в твою попку.

- Ну это уже слишком – попыталась воспротивиться мать, придав своему голос строгость.

- Слишком высоко тебе будет падать с девятого этажа – не меняя тона произнес я

Мать снова сникла и прежде чем принять позу на диване уже жалобно проговорила – я туда ни когда не трахалась, мне будет больно.

- На такой здоровый член насаживаться было не больно, а в задницу больно – ядовито проговорил я, уже пытаясь пристроится к широкой и мягкой заднице матери – ты говорила и в рот ни когда не брала однако сосешь классно.

- Нет, ну правда, я туда еще ни разу не трахалась – тем же жалобным тоном произнесла мать – смажь, хоть кремом или вазелином член.

Я быстро сбегал в ванную и принес вазелин, после чего обильно обмазал им свой член уже напрягшийся в ожидании приятных ощущений, а затем мать сама обильно смазала свое анальное отверстие и даже просунула в него свой палец протолкнув туда вазелин. Приготовления были закончены, и я пододвинулся ближе к заднице матери, направляя окаменевший член между ягодиц.

- Ты раздвинь ягодицы – попросил я дрожащим голосом от сильного возбуждения, и когда она руками раздвинула ягодицы, я направил свой члена в коричневое сморщенное пятнышко, добавил – ты сама насаживайся на него, не так больно будет.

Я почувствовал как мать последовала моему совету, слегка надавила задницей на член, а затем стала увеличивать натиск, пока наконец коричневое пятнышко не стало постепенно раскрываться, и в котором стала скрываться головка моего члена. Я даже почувствовал, как соскользнув с краев головке узкое кольцо плотно обхватило основание члена, после чего мать ослабив свой натиск, немного передохнула, переведя сбившееся дыхание. Затем она снова продолжила вводить мой член в свою попку, уже намного смелее, пока он не вошел в неё весь.

- Все сломал целку – произнесла она, и хотя я не видел её лица, но был уверен, что она улыбнулась – тугая у меня попка, я же говорила, что ни разу в неё не трахалась, как знала специально берегла для тебя.

Сначала толкал только один я, чувствуя как становится все свободнее и свободнее её задница, затем уже и мать стала мне подмахивать насаживаясь на член так, что теперь плющились её мягкие ягодицы на моем животе, а я чувствовал как иногда сжимается узкое кольцо на основании члена почти у самых яичек. Хотя это был мой уже третий оргазм, однако кончил я довольно быстро, разрядившись в бездонную бездну задницы матери.

Пока я не вышел из ванной мать сидела на диване обнаженной

- Ну что все, больше не будешь меня трахать? – спросила она, как бы спрашивая моего разрешения ей одеться.

- Да пока все. Вечером продолжим – повелительно произнес я.

Мать почему-то улыбнулась и собрав свои вещи с пола ушла в ванную, а когда уже вышла из неё одетая снова превратилась из шлюхи в мать, как и прежде распоряжаясь мной.

Вечером после ужина, когда ложились спать, мать опередила меня сама пришла в мою комнату сразу же после ванны, в наброшенном халатике на голое тело, и первой легла на мою кровать полностью обнажившись, при этом многозначительно улыбаясь. Я удивился как изменилось её влагалище, которое не смотря что мать сильно возбудилась управляя моими ласками, стало узким, так что мой член плотно продвигался в нем, а оно натягивалось на него словно чулок.

На этот раз мать трахалась, как говорят от души, умело управляя своим влагалищем, то сжимая им мой член, то разжимая, при этом, то приостанавливаясь подмахивать, то набирая темп, растягивая приятные ощущения от наших с ней толчков друг на друга. Кончили мы одновременно, забившись в продолжительных и мощных конвульсиях оргазма.

- Ну что я заслужила половину денег, которые тебе отдаст Пашка?- уже лежа рядом со мной тяжело дыша, проговорила мать

- С чего бы это? – удивился я

- С того что я теперь всегда буду трахать только с тобой во все дырочки, ну конечно за исключением только отца. И скажу кого еще можно развести на кругленькую сумму, только чур половина моя – проговорила мать, хитро улыбаясь.

- Так что тебя еще кто-то трахает? – удивился я привстав над матерью.

- А ты что думал, я буду сидеть ждать, здоровая баба, когда твой отец приедет через несколько месяцев на недельку и трахнет меня

- И много у тебя любовников? – спросил я, а мать задумалась про себя подсчитывая сколько её человек трахали в отсутствии отца.

- Человек десять, нет одиннадцать – уточнила она – один раз я сразу с двоими трахалась, вот тогда и научилась член отсасывать.

Откровенность матери меня поразила, она разговаривала и рассказывала со мной словно с близкой подругой, а про некоторые подробности интима, даже не стала бы рассказывать и подруге. Мать моя была привлекательной женщиной симпатичной, со всеми выпирающими аппетитными достоинствами женщины, поэтому и липли к ней мужики не смотря на угрозы отца.

- Первый раз я изменила твоему отцу, когда тебе было три годика, а мы с ним прожили уже пять лет – правдиво отвечала мать на мои вопросы, не скрывая всех интимных подробностей, словно испытывая при этом какое-то наслаждение – я тогда в ванной мылась, ты в манеже играл, а тут звонок в дверь. Я думала соседка пришла, мне голову красить, набросила на голое тело халат, даже не на все пуговицы застегнулась, открываю дверь, а там дядя Миша стоит, с подарками и запиской от твоего отца, чтобы кое-что из вещей ему передала, так как он снова в рейсе на месяц задерживается. Я расстроилась мысленное ли дело молодой бабе без мужика уже два месяца, бегаю по квартире вещи отцу собираю, а Мишка меня поторапливает. Неожиданно он меня в прихожей останавливает, крепко прижав к себе и под халат ко мне между ног руку просунул, а я без трусиков. Я даже не успела отреагировать, как почувствовала его пальцы в моей щели клитор начали ласкать. Я-то когда от неожиданности пришла в себя, хотела оттолкнуть его от себя, только чувствую, что уже потекла, а он ко мне во влагалище два пальца засунул глубоко и давай ими там вертеть, да так, что у меня ноги сами в стороны широко разошлись и задрожали от сильного возбуждения. Комок к горлу подступил, а низ живота даже заломило от похоти. Стою около стенки глаза закрыла, стонаю от приятных ощущений, а он уже второй рукой мне халат полностью расстегнул, сиськи мои начал мять.

Потом словно куклой не живой стал управлять в комнату меня задом затолкал, как раз напротив твоего манежа на пол положил ноги раздвинул, а сам головой ко мне между ног, и давай мою пи*ду языком вылизывать, я уже чуть ли не в крик от сильного блаженства, тогда он приспустил с себя брюки с трусами и засадил мне. Я помню, что сама от похоти, чуть он только дотронулся своим упругим членом до моих налившихся складок, насадилась на его член. Подмахиваю ему стонаю, а сама на тебя смотрю, и ты стоишь в манеже и смотришь, как меня трахает дядька чужой. Качнул он пару раз я и приплыла, кончила так что мои выделения даже на полу остались. Через некоторое время и он кончил, вытащив из меня свой дергающийся член, и забрызгал вес мой живот спермой.

От рассказа матери, у меня снова член превратился в камень, да и она сама завелась, поэтому мы крепко поцеловавшись снова слились воедино, наслаждаясь приятными ощущениями от скольжения члена во влагалище, а когда кончили, то едва отдышавшись ...заснули в объятьях друг друга, и проснулись только утром.

На следующий день утром, во время завтрака, мать рассказала как начала трахаться с дядей Пашей, при этом испытывая больше боли, чем приятных ощущений

- Я ж не знала что у него член такой здоровенный, растопырилась уже перед ним лежа на полу, а он как достал свою дубинку, да как засадит мне у меня даже в глазах от боли потемнело, но делать уже не чего было сама ноги перед ним развела. Он правда редко ко мне заскакивал, однако отказать уже ему не могла, терпела. Теперь он к нам дорогу забудет, да и остальные тоже. Не нужны они больше мне, с их вонючими вялыми членами. У меня свой член по лучше вырос, сладенький сочный и постоянно упругий – проговорила мать, ласково улыбнувшись мне и погладив меня по руке.

Когда мать начала мыть посуду, я прижался к ней сзади обнял её и уперся возбужденным членом под одеждой в глубокую расщелину между мягких ягодиц

- Куда ты хочешь засадить мне? – шепотом спросила мать, начиная еще больше прогибаться и оттопыривать свою широкую задницу

- В пи*ду – ответил я пристраиваясь к мягкой заднице, задирая подол её халата на спину и стягивая с неё трусы обнажая её зад.

- Рукой потри мне клитор, я так тоже кончу – тихо проговорила она, управляя моей рукой, сунув её спереди в свою лохматую влажную щель к основанию нежных складок, где я пальцами нащупал уплотненный бугорок клитора.

Второй рукой мать поправила мой член, направив его между пухлых волосатых половых губок и стала медленно приседать пока он весь не вошел в её залитое и горячее влагалище. Через некоторое время когда я стал выстреливать в мать свою сперму, под её плавные и мерные подмахивания, то почувствовал как задрожал и забился под моими пальцами её клитор.

Не всегда только я выступал в роли инициатора потрахаться, иногда и мать затевала со мной любовную игру, которая всегда заканчивалась обоюдным оргазмом. Первое время не было такого дня, чтобы мы пару раз, а то и трижды не потрахались за день, при этом я не забывали про другие её отверстия в теле, но всегда кончал ей во влагалища, доводя и её до оргазма.

Через неделю дядя Паша принес деньги как и обещал. Он в прихожей рассчитался со мной отсчитав десять штук зелени, даже не упомянув, что у него тогда пропали три штуки зеленых. Когда деньги уже были у меня в руках из кухни вышла мать, застенчиво улыбнувшись дяде Паше, который ответил ей тоже улыбкой, не ускользнувшей от моего внимания.

- Ну что, еще хочешь почувствовать, в себе здоровенный член дяди Паши – нагло произнес я обращаясь к матери, чтобы у дяди Паши не возникло ни каких подозрений, в то время как сам незаметно для него подмигнул матери.

- Валюш, ну что может, давай доведем до конца – ухватился за мой выпад дядя Паша, нагло улыбнувшись и подмигнув матери.

Мать молча в знак согласия скромно опустила глаза к полу и немного покраснела. Дядя Паша разулся, и подхватив мать за талию, поволок в комнату, при этом когда мать обернулась, как бы виновато посмотрев напоследок на меня, мы с ней незаметно подмигнули друг другу. На деньги дяди Паши из портмоне, я приобрел себе ноутбук и веб. камеры, которые в отсутствии матери установил в их с отцом комнате, где обычно трахалась мать даже со своими любовниками, поэтому сейчас сидя в своей комнате, я наблюдал, что происходит в комнате, где уединился дядя Паша с матерью. Дядя Паша торопливо расстегивал халат на матери, между тем, как второй рукой расстегивал свои брюки, стоя рядом с диваном. Далее события стали развиваться быстрее, и хотя я матери обещал, что вмешаюсь как только он снимет с неё трус, однако, я отправил своему другу живущему напротив нас сообщение, чтобы то срочно бежал ко мне, в тот момент, когда лицо матери исказилось от боли, а на другом экране я увидел как с трудом растягивая её влагалище до предела в неё проникает здоровенный член дяди Паши.

Дядя Паша не успел сделать ни одного качка в растянувшемся влагалище матери, как в прихожей настойчиво раздался длинный звонок. Я дал им время привести себя в порядок и уже разбежавшись сесть в разных углах комнаты, когда открыл дверь своему другу и после приветствий препроводил его в свою комнату, попросив подождать меня там.

- Это Вовка пришел – сообщил я о визите своего друга матери и дяде Паше, тем самым давая понять, что на этом их секс закончился.

Я сам провожал дядю Пашу за дверь, где уже на лестничной площадке показал ему палец означающий, что он должен мне штуку зелени за секс с моей матерью.

-Ну ты и предприниматель – ухмыльнулся дядя Паша доставая штуку из портмоне и передавая её мне – далеко пойдешь, родной матерью торгуешь. Правда она таких денег не стоит.

- А что поделать если мать блядь, хоть какая-то польза от неё – весело ответил я, а для острастки добавил – а то же отец убьет её, сам сядет, а я останусь без копейки. Вы если появятся деньги заходите.

- Нет уж спасибо, дороговато у тебя – ответил дядя Паша пускаясь по лестнице. Больше он к нам не заходил ни когда.

Вернувшись в квартиру, я через пять минут выпроводил и своего друга домой, а когда остался уже с матерью наедине, то протянул ей все одиннадцать тысяч зеленых

- На, все равно ты потратишь их с пользой на меня, а я только их растранжирю по пустякам.

Однако мать отложив деньги в сторону загадочно улыбнулась, а в её глазах уже горел похотливый огонек

- Пойдем скорее, плевать на деньги, я вся уже мокрая, тот козел все же успел засадить мне и раздразнить меня – произнесла она уже ластясь в моих объятиях и расстегивая халат под которым ни чего не было из белья. Влагалище матери снова было растянуто так, что мой член вошел в него уже с хлюпающими звуками и я уже не почувствовал, как мать управляет им сжимая мой член, однако все же я кончил почувствовав, как напряглось все тело матери при оргазме и она громко застонала.

Через три дня мы с матерью провернули аналогичную схему с дядей Мишей, который заскочив к нам по договоренности с матерью, был застигнут мной случайно вернувшимся с улицы, когда он вылизывал пи*ду матери, лежавшей голой на диване, перед тем как засадить ей. И снова мне пришлось доводить дело до конца, после его ухода, удовлетворять сильно возбудившуюся мать. Десять тысяч дядя Миша принес уже вечером, отказавшись еще раз потрахаться с матерью даже с моего согласия. Ложась спать с матерью у меня в комнате, я не удержался и показал ей записи, как её начинал трахать дядя Паша и как вылизывал ей пи*ду дядя Миша, при этом мать так завелась, что едва мы легли вместе, она сама села сверху меня насадившись на мой член.

Наследующей недели приехал отец, и мы с матерью снова превратились в мать и сына, не чем не выдавая своих отношений в его отсутствии. Правда когда отец куда-нибудь отлучался не надолго из дома, то мать хотя и не давала мне трахаться, однако отсасывала мою застоявшуюся сперму сглатывая её. Отец пробыл дома почти три недели, восхищаясь своей преданной женой, которая так по нему соскучилась, что почти каждый день не давала ему покоя в постели, при этом глядя в камеру, которую обнаружила в комнате.

Не успел отец уехать, как на следующий день ближе к вечеру, у нас нарисовался гость дядя Юра, грузный лысоватый мужчина, при виде которого мать повеселела.

О чем она разговаривала с ним на кухне я понял только когда она вошла в мою комнату и громко попросила, меня сбегать в дежурный магазин, почти на другом конце города за хлебом, при этом подмигнув. Я для приличия и естественности немного по возмущался, включая камеры и настроив их на ноутбук, улыбаясь и подмигивая матери в ответ, прихватив с собой ноутбук вышел за дверь квартиры. Поднявшись на пролет выше к чердаку, стал наблюдать за происходящим в комнате. Вскоре после моего ухода в комнату вошли мать и дядя Юра крепко целуясь в губы, а когда приблизились к дивану, то стали раздевать друг друга. Когда же дядя Юра повернулся голый к камере лицом, я едва сдержал смех, заметив какой ...у него маленький член хотя уже был напряжен. Как только мать с дядей Юрой снова припали друг другу в крепком поцелуе прижавшись голыми телами и стали клонится на диван, я двинулся с места.

На этот раз я прислушиваясь, как громко пыхтит дядя Юра, смог выудить из его портмоне пять штук зелени, а когда он голый стоял передо мной трясясь весь от страха и прерванного секса, мать из-за его спины успела мне показать два раза по десять, поэтому я и произнес, что мое молчание стоит двадцать штук зелени.

- Он один живет, денег у него куры не клюют – обосновала мать свое решение содрать с него побольше, когда я уже доводил за него дело до конца насаживая мать на свой член.

Через два дня новенькие купюры зеленых перекачивали из рук дяди Юры в мои. Он бы с удовольствие еще раз бы согласился попасться на нашу удочку, но к сожалению обоих сторон спешил в рейс.

Так постепенно наши с матерью сбережения на черный день пополнялись, между тем как желающих трахнуть мою мать становилось все меньше. Еще двое её бывших принесли нашей казне прибыль, а один даже дополнил взносом в тысячу поняв, как и дядя Паша, что со мной шутить нельзя, между тем и уходя от нас в расстроенных чувствах они лишались своих и карманных баксов.