Писька

Когда мне было 7 лет, я впервые предложил своей сестре поиграть в мужа-жену. Ей было 4 года, и она заинтересовалась:

- А как это?

- Снимай трусы, - сказал я.

Она приспустила трусики, и я увидел её пухленькую письку с глубоким разрезом посередине. У меня сразу встал член, но что делать дальше я не знал. Попробовал прижать член к её разрезку, но из-за разницы в росте это было неудобно.

- Ложись на коврик, - приказал я.

Она легла, а я попытался пристроиться, опираясь на выпрямленные руки. К тому же было неловко попадать в её разрезок сверху.

- Расширь письку руками, - предложил я.

- Как? Так? - она взялась обеими руками за края разрезка и развела его в стороны. Мне открылась дивная картина расширенной девичьей письки.

Я тут же прижался туда членом и приказал сестре отпустить руки. Мы замерли, наслаждаясь неведомыми до той поры ощущениями полового контакта. Вглубь я член не продвигал, мне было и так хорошо. Вдруг мне показалось, что нашим писькам стало очень горячо, и я отстранился. Немного подождал, нависая над сестрой, потом предложил:

- Давай ещё?

- Давай, - согласилась она.

Так мы проделали всё это несколько раз. Наконец, я сказал:

- На сегодня хватит. Надевай трусы.

Сестра встала и натянула трусики. Я не удержался и погладил ей письку через них.

- У тебя очень хорошая писька, горячая, - сказал я.

- У тебя тоже, - сказала она с улыбкой.

- А знаешь, что мы с тобой сейчас делали?

- Что?

- Ебались. Мужчина и женщина тоже ебутся, и от этого у них бывают дети.

Она промолчала.

- Но мы с тобой ещё маленькие, нам можно. Давай теперь почаще ебаться?

- Давай, - согласилась сестра.

Так продолжалось 8 лет, пока сестре не исполнилось 12. Однажды я обнаружил, что у меня есть сперма (произошла поллюция) . Я испугался и стал надевать презерватив, который украл у отца (обнаружил, где он их хранит). Сестре я ничего не объяснял. Она спросила:

- Что это?

- Взрослые всегда его надевают, когда не хотят детей. Это я на всякий случай...

Но она насторожилась. Она уже училась в 6-м классе и изучала зоологию. Так продолжалось ещё примерно полгода. Техника была та же - она расширяла свою великолепную письку, и я прижимал к ней свой член. Такой письки мне с тех пор ни у кого не приходилось видеть. У меня даже мысли не возникало, что я ведь могу вдвинуть член подальше и, как все говорили, "сломать ей целку". Мне было достаточно тех ощущений, которые я получал от простого контакта с девичьей писькой.

Однажды сестра сказала:

- Всё! Сегодня мы делаем это в последний раз.

- Но почему?

- Я боюсь.

- Чего?

- Детей. У меня могут от тебя быть дети.

Как я ни разубеждал её, рассказывая про презервативы, она была непреклонна. Такой я и запомнил её: с раздвинутой девичьей писькой без волосяного покрова (а у меня был уже вполне взрослый член, весь в волосах) и пока ещё без грудей.

С тех пор прошло много лет, мы выросли, у обоих есть дети. Сестра живёт одна, без мужа. Но мужчины у неё, конечно, есть. Не могу сказать, что я не пытался (и не раз) соблазнить её вспомнить детство. Она всякий раз с возмущением отвергает мои предложения:

- Что ты? Нет! Ты ведь брат!