Петька

Петька мчался по своей лестнице на пятый этаж, в квартиру, где он жил вместе со своей мамой. Петькин отец погиб во время несчастного случая в порту, когда Петька был ещё совсем маленьким, так что Петька его почти не помнил. Но сейчас только одна единственная мысль занимала Петькино сознание – ближайший путь к туалету, поскольку мочевой пузырь мальчугана был переполнен, и тяжело болел, сильно при этом раздувшись. Перепрыгивая через две последние ступеньки, Петька на лету, вытянул ключи из кармана, одновременно пытаясь расстегнуть ремень школьных брюк, который казалось, впился в Петькин живот. Наконец, с победоносным кличем, он одолел последние метры перед туалетом, и уже не в силах поднять вечно опущенное матерью сидение стульчака, и еле успев сбросить штаны, пустил такую тугую и быструю струю, что вода в унитазе моментально забулькала, и через несколько секунд вся её поверхность покрылась воздушной желтоватой пеной. Наслаждаясь каждой из секунд, словно по целому часу, мальчик, тихо стоная, ощущал напряжение этой струи, как бы раздувшей его орган, которая била из него фонтаном. Наконец, она начала иссекать, и необыкновенная расслабленность охватила Петьку, он отдался ей, движением мышцы выталкивая последние капли мочи – ощущение было обалденным….»Да…ничего нет лучше в мире как поссать, когда очень хочешь», – подумал Петька. Он всё ещё стоял со спущенными брюками, чувствуя прохладу от воздуха входящего сквозь неплотно прикрытую дверь. Прямо перед Петькиным лицом, была обложка из журнала мод, прикреплённая к стене клейкой лентой, Петькина мать обладала огромным количеством этих журналов, накопившихся за много лет. На обложке, с фотографией улыбающейся молодой женщины, на которой Петька частенько задерживал свой взор, представляя как бы женщина выглядела, если б была без платья, больше ничего не было. Иногда забывшись, он стоя перед ней и пялясь в упор, как завороженный, думал какая наверно приятная писька у этой женщины, и как много должно быть у неё там волос.… Вот и сейчас, вынырнув из своего минутного забытья, мальчик, взглянув вниз на свой член, заметил, как он встал, оттопырившись и чуть изогнувшись налево, и мелко пульсировал. Кожа медленно сползала с головки, и через несколько секунд Петькин член стоял как кол с багровым набалдашником на конце, и Петька ощущал его приятную тяжесть. Его рука невольно потянулась к члену, но едва он почувствовал свой подрагивающий ствол, как услышал звук открывающейся входной двери, и сразу же после этого частый стук каблуков по паркету в коридоре, быстро приближающийся к двери в туалет…… на размышление были секунды.

«Мать пришла уже с работы…» – пронеслось в Петькиной голове, в то время как он нырял за ширму в ванной. Мать влетела в туалет, не обратив внимания ни на зажженный свет, ни на не спущенную в унитазе воду. На ходу поднимая свою шерстяную юбку и поворачиваясь задом к унитазу, она поскуливая, торопливо стянула трусы с внушительно выставленной из под юбки большой женской попы, открыв на одну секунду вид тёмной выпуклой полосы волос у себя между ног, перед обалдевшим сыном, и прямо-таки плюхнулась на стульчак. Всё это, Петька наблюдал через щель между ширмой и стенкой, сидя в ванной и, боясь шелохнуться.

«У…у…у…», – высоко подняв подбородок, протяжно выдохнула мама, и звук бешено спускаемой мочи отозвался в ушах замеревшего за ширмой мальчика. Продолжая писать, сидя на унитазе, мама в один момент, приложив указательный и средний пальцы к верхней части своей письки и слегка раздвинув ее, умело прервала струю мочи, которая била изнутри открывшегося Петькиному взору женского органа, и, привстав и расставив шире ноги, удобно села опять, почти коснувшись, попой Петькиного носа. Петька, судорожно сглотнув и поменяв затёкшую ногу, быстро переместился за ширмой и присев у другого края, осторожно отодвинул угол клеёнки. То, что он увидел, почти заставило его вскрикнуть от наслаждения; прямо перед ним в расстоянии какого-нибудь метра, его мама, придерживая за край высоко задранную юбку одной рукой, и как бы массируя двумя пальцами другой руки продолговатую складку ее полового органа, стряхивала последние капли мочи в унитаз. Петькин член превратился в цементный столб, почти не дыша он продолжал наблюдать как мама, шагнула в сторону одной ногой и открыла целиком его жадному взору свою письку, поросшую густыми черными волосами, которые росли в виде расширяющегося треугольника над ней. Потянувшись, мама оторвала полосу туалетной бумаги, и, наклонив голову вниз и, раздвинув колени, аккуратно протерла письку снизу вверх, при этом Петька увидел в один момент, что складка, которая была между ног у мамы – это две большие губки, которые слегка раздвинулись, когда она провела между ними бумагой. Какой-то толчок вдруг поднял Петьку с пола ванной, и он с захватывающим ужасом осознал, что стоит перед мамой со спущенными школьными брюками и бесстыдно стоящим членом, похотливо пожирая её глазами. Далее произошло то, что явилось полной неожиданностью, как для Петьки, так и для его матери. Петька плохо понимал что вообще происходит, и только проводил взглядом свою руку с раскрытыми пальцами, которая нагло схватила за мамину пизду, щупая её и утопая в мягкой волосне между её слегка раздвинутых ног.

«Ах.…Ох…Аааа…» – вскрикивала мама, не успев сориентироваться в первую секунду. Петька шумно дыша и смотря прямо на пизду, продолжал двигать рукой, чувствуя как пальцы задевают мягкие губки и вновь, теперь уже сам ощутил как они непроизвольно расходятся в стороны…и вдруг понял, что на самом деле там у мамы дырочка. Он даже ни разу не двинул во внутрь палец, но почувствовал тепло исходящее от неё и уловил легкий запах. Мать безуспешно пыталась отстранить Петьку от себя, говоря быстрым шепотом–

«Нет…перестань…перестань сейчас же….это плохо….убери свои руки….не надо трогать там….Слышишь!??» Её руки пытались бороться со щупающими руками Петьки, который, напрягая все силы, прижимал маму вниз к унитазу.

«О…о…аааа…….», – почти стонала мать, когда, наконец, вырвала мальчишескую руку из своей промежности. 

«Какой ты гадкий мальчишка, что ты такое делаешь…а!?», – пытаясь отдышаться, начала она. 

«Ма…..», – слова застряли в горле Петьки, и он замолчал потупившись.  Мать опустила юбку, и, надевая слетевшие туфли, вдруг заметила, как стоит, напрягшись ещё не окончательно развитый член сына. Удивляясь, так что на её лице появилась улыбка, мама потрепала Петьку по голове: 

«А я и не знала, что у тебя такая уже

«рогатка»!».  В её голосе не было осуждения, и она не выглядела сердитой. Петька мгновенно обхватил мамину попу, зажимая в ладони широкие половинки её зада, щупая глубоко, словно он хотел показать, как ему это нравиться.

«Петя, пожалуйста…» – снова зашептала мать

«…если бы отец узнал, он бы с тобой знаешь что….» Она боролась опять, потому что Петька прижал её, у стены возле двери в туалет.

«Как он силен для своих лет», – пронеслось в мозгу женщины. Не в силах выдерживать напор, мать, отпустив руки сына, и позволив щупать себя под юбкой, стала двигаться шаг за шагом к комнате, которую она и Петька разделяли как спальню с двумя кроватями и отодвигающейся стенкой. Очутившись в тёмной комнате, и опять оторвав от себя Петьку, мама отодвинула стенку и, крутанув мальчишку вокруг себя, бросила его на свою кровать. 

«Ты соображаешь, что ты творишь!?», – заговорила она –

«Как ты можешь так нахально вести себя с матерью?…Я взрослая женщина и не какая-нибудь твоя подружка из соседнего класса».  При этих словах её взгляд опять упал на член сына, который, покачиваясь и чуть завалившись на сторону, по-прежнему торчал в возбуждённом виде. 

«Хорошо», – вдруг сказала мама

«я сделаю тебе кое-что очень приятное, но ты должен мне пообещать, что не будешь зажимать меня в коридоре или подсматривать за мной в ванной и туалете. Петька только кивнул. Тогда мама, глядя вниз на член, тихо опустилась на колени перед Петькой, и он почувствовал как наманикюренные пальцы мамы скользнули к его члену и стали его гладить.

«Уже такой большой, не могу поверить…» – шептала мать, двигая рукой вверх и вниз по стволу. 

«Скажи, Петя, тебе приятно когда мама у тебя дрочит так?».  Петька мычал, и вдруг выгнулся всем телом, когда, чмокнув, мама погрузила почти весь член сына себе в рот. Ощущение было необыкновенным, Петька даже не мог предположить, что мамин рот может делать такие приятные вещи, особенно когда он приоткрыл глаза и увидел, что мама, учащённо дыша, сосала головку его члена и он чувствовал, что при каждом движении её головы, она тыкалась в широкий мамин язык. 

«Ну всё, достаточно…» – сказала мама, и оторвавшись от члена, медленно села на кровати. Петька чуть не плакал, надувшись лежа с торчащим членом, ну почему она прекратила это делать? 

«Ты уже совсем большой мальчик», – начала мама

«и тебе уже наверно можно с девочкой…».  Тут она запнулась и вновь посмотрела на Петькин член. Петька, прильнув к матери и чуть не плача, сказал ей, что он никогда не видел у девочек там, и его это очень мучает, потом, замолчав, Петька опять начавший сопеть, и смотря вниз перед собой, не выдержал: 

«Мамочка, пожалуйста, я очень прошу, покажи мне у тебя между ног…только на минутку…пожалуйста…». 

«Нет! Нет! Ты что…выдумал тоже….Я имела ввиду, чтобы у тебя была подружка….». 

«Мамочка!!!» – разрыдался Петька, – «ну хоть сиськи……».  Мама была в некотором замешательстве, на короткое мгновение, но потом, опустившись рядом с сыном, легла на бок и стала расстёгивать пуговицы на кофточке. 

«Перестань реветь, обормот, ладно…я думаю ты можешь посмотреть чуть-чуть на мои груди, только не трогать!»,  Петька уже давно не плакал, он смотрел, как мама, открыв кофточку и, подтянув руки под себя, расстегнула лифчик и аккуратно сбросила его на свои локти. Член сына опять пришёл в вертикальное положение.

«У мамы, оказывается, такие соблазнительные сиськи», – подумалось Петьке. Они торчали сантиметров 30-35 наружу, и потом уходили вниз составляя грудь созревшей женщины. Соски, или вернее эти кружки у мамы были большие, но не расползались, чувствуя себя полными хозяевами её прекрасных «доек». Взяв себя за один из них, мама как бы залупила сосок, показывая его сыну. Петькина рука потянулась к члену…. 

«Нет, нет….» – сказала мама, – «не трогай себя, но Петька не слушал, он залупил член и потом начал привычно двигать кожу вниз и вверх.

«Перестань!» – мама кидала взгляды на член

«Смотри он уже опять стоит как кол….».  Но Петька чувствовал, что этого никак не достаточно, плюхнувшись плотнее к маме и, схватив её за плечи, Петька горячо зашептал: 

«Письку, ну, пожалуйста…мамочка…я буду всегда мыть посуду и выносить мусор….». 

«Прекрати, сумасшедший……» – мать опять задышала как тогда, когда сосала у него.

«Ладно…я покажу…только больше ничего не проси….».  Пересев прямо напротив Петьки, мама задрала юбку, Петька дрочил, тихонько повторяя

«О…О...О….». Взявшись за край трусов, она подняв ноги вверх и выставив вперёд попу, быстро стащила их, и опустив ноги опять на кровать, раздвинула ляжки. 

«Так это выглядит у всех взрослых женщин» – сказала она, опустив глаза и посмотрев вниз на свою пизду. Черные густые волосы скрыли почти весь вид маминой письки, поэтому Петька подавшись вперед и улыбаясь виновато, сказал: 

«И внутри…..».  Мама произнесла что-то наподобие

«ммм», и потом, опустив руку, вдруг широко раздвинула письку двумя пальцами, внутри волос. Петька, со стучавшим в голове пульсом, увидел как губки раздвинутые по сторонам, открыли отверстие в маминой пизде. Петька вздохнул и вдруг резко ввёл палец в мамину дырочку. 

«Ох……нет, не надо туда…….».  Но Петька, присоединив второй палец, игнорируя, водил их внутри пизды извивающейся мамки, слыша как писька у мамы тихо чмокала, когда он двигал своей рукой.

«Как это классно!», – подумал он, в упор глазея как его пальцы исчезали внутри женского тела. 

«Ты такой противный…..» – шептала мама

«первый и последний раз разрешаю тебе так делать!».  Говоря это, мама вытащила руку сына из влагалища, Петька заметил, что губки маминой письки увеличились, стали длиннее и толще, и теперь висели, выступая из-под волос между её ног. Он снова почувствовал запах полового органа зрелой женщины, поток возбуждения опять захватил Петьку и он зажав в руку член, снова стал дрочить, разглядывая мамку, которая продолжала лежать с раздвинутыми ногами. В следующую секунду она, словно прочитав Петькины желания, вдруг опустила руку себе между ног, еще шире раздвинув ляжки, так что колени почти коснулись кровати, и выпятившись писькой, стала массирующими движениями тереть губки своей пизды. Другой рукой мама мяла сиську, дергая за сосок. 

«Тебе приятно, да? Мамочка, скажи, да?» – шептал Петька в тишине комнаты.  Мама не отвечала, она громко дышала закрыв глаза, и только тихо ныла, каждый раз когда её палец пройдясь в очередной раз по губкам, вдруг нырял раздвигая их наверху, и дергаясь, тер там по несколько секунд. Петька сначала не понял, что мама делает, но потом до него дошло, что она у себя так дрочит! Тем временем, мама перешла на тихие стоны, и теперь уже держа при помощи второй руки волосатые губки своей письки постоянно раздвинутыми, терла, зажав между двумя пальцами маленькую торчащую шишечку, которая, наливаясь, становилась всё больше и больше. Петька опустился совсем близко к маминой пизде, наблюдая как её пальцы ласкают её, затем посмотрев вниз по всей длине органа, он увидел что все волосы внизу письки у мамы стали влажными и лоснились от чего-то, что вытекало по чуть-чуть из дырочки во внутрь. Ему опять захотелось всунуть свои пальцы туда, но мама, вдруг совершенно неожиданно схватив Петьку руками за голову, прижала его лицом к своей промежности. 

«Соси там сынок, милый я так тебя люблю, полижи мамину писю, сделай мне приятно, так…..» – она толкала и толкала Петькину голову, пока он не почувствовал что его рот в чём-то влажном и солёном. 

«Да!!!!!!!!!!!!» – стонала мать, – «соси мою пизду, нахальник, делай, ты же хотел….».  Петька работал языком как автомат. Мать выгнулась ещё больше вперёд, подняв письку, Петька утопал носом в волосне, захватив ртом одну из маминых губок, он засасывал её глубоко, громко чмокая. Мамка стала сильно стонать и тереться о Петькино лицо всей пиздой, а потом вдруг резко подняла Петьку над собой, и прерывающимся шепотом, задыхаясь, произнесла: 

«Петенька, ты же никому не расскажешь, правда? Это только между нами хорошо? Ладно?».  Петька был счастлив, он поклялся, что ни одна душа не узнает о них. Мама прижала Петьку к своей груди, и он опять испытал огромное наслаждение, касаясь стоящих у мамы сосков. Подтянув ноги, мама подвинулась под Петьку, так что его член торчал перпендикулярно к её разведённым ляжкам, и, взяв себя руками под колени, разложила свой таз перед сыном. Петька почувствовал мокрые волосы, которые касались его члена. 

«Всунь в меня свой член», – вдруг сказала мама.  Петька опустил глаза вниз и увидел, что мама развела губки своей пизды в стороны и совсем открыла дырочку, которая набухла и была очень мокрой.

«Вот это, да!!!» – пронеслось в голове мальчика, он плотнее придвинулся членом, и вдруг сам того не ожидая, въехал в жаркое отверстие почти всем органом. Мать громко странно охнула, с таким чувством, что Петька подумал, что сделал ей плохо, но через мгновение увидел, что мама, закрыв глаза, виляла попой, елозя на Петькином члене. Петька невольно включился в темп маминых 'виляний', и через несколько секунд, работая своим хуем, снова услышал как чмокает её писька. 

«Мамочка, тебе хорошо, правда?» – зашептал Петька.  Мать охала, мотая головой, член скользил внутри нее, и Петька чувствовал, как входя он натягивает всю мамку на себя полностью, вернее вставляет до конца свой член в мамку. Ничего приятнее он не испытывал в жизни, и даже не предполагал как это здорово, делать вот так с мамой. Он скоро почувствовал, что его член стал совсем скользким внутри мамки, и она, теперь положив обе руки на петькину задницу, жадно наталкивала себя на его возбуждённый до предела орган, быстро двигая попой навстречу Петьке каждый раз, когда он на всю длину входил в чмокающую дырочку её пизды.

«Ох…охааа…ммм…мммм!!!» – задыхаясь, в голос стонала мать, её рот открылся, и Петька увидел, как она высунула кончик широкого языка, от невообразимого удовольствия. От того как приятно он делал это для себя и неё, у Петьки закружилась голова и на секунду он подумал, что наверное может упасть в обморок, если так и дальше будет продолжаться этот кайф, он вытащил член наружу, но в следующую секунду взглянув вниз, Петька опять ввёл его в мамкин половой орган, пожирая глазами как он весь раскрылся, истекая выделениями которых было очень много. Мать чуть приоткрыла глаза, она продолжала тихонько постанывать и снова опустила руку себе между ног, поглаживая шишечку над губками своей пизды; петькина рука потянулась в том же направлении, почти не дыша, он взялся за края губок и раздвинул их, как это делала мама до этого.

«Аааа……» – мать издала протяжный похотливый стон, и её голова упала в сторону на кусок подушки, Петька ощутил как сильно набух его член в маминой письке, продолжая держать руки внизу, трогая раздвинутые губки, он почувствовал движения маминого пальца, трущего шишечку наверху между ними, которая была похожа уже на маленький хуй, и мама прижимала её играя, к петькиному члену. Вид этого привёл Петьку в полное исступление: удобно встав на оба колена, он вдруг жадно, по-животному схватил волосатый мамкин лобок, и таская мать от себя и обратно к себе, стал грубо трахать её в пизду; она вся выгнулась и, притянув подбородок к грудям и приоткрыв рот, и уже плохо соображая, что она говорит, громко заголосила, задыхаясь в своих развратных стонах: 

«Мммм…хаааа.…Да! Да! Да!!! Делай так со мной, гадёныш, сношай меня, сношай свою мамку! Ох…ыыы…еби меня…ох…да! Туда, в пизду мамке, бей в мою писю…..бей…..бей….хааа….ыы….. Нахал…..ты грязный……ох……глубже….так….ещё….аааа…».  Петька подумал, что мать никак сошла с ума от всего этого, он колотил членом как мог внутри её раздвинутой пизды, слыша хлюпанье и чавканье мокрой плоти. Мамка вошла в экстаз, зажав Петьку между своих широких бёдер ляжками ног, она резко так перевернулась, оказавшись верхом на мальчике, на мгновение сползла с его члена, глубоко дыша, и потом привычным движением пальцев разведя толстые набухшие губки своего органа, со знанием дела, снова глубоко села на торчащий как кол хуй сына. Обняв маму сзади за талию двумя руками Петька, рыча как пёс, шлёпал её всей взрослой попой о свои ляжки, шатая её, чувствуя как член методично входит в мамкину письку с лёта, заставляя всё её тело дрожать и почти орать от сумасшедшего наслаждения.

«Ууу…Ууу…..Ууу…» – высоко подняв голову к потолку, грудным голосом вскрикивала мать. Петькины руки съехали вниз на половинки её попы, которые колыхались в такт движения всего тела женщины, интуитивно гладя мамину задницу, Петька развел 'подушки' в стороны и его пальцы коснулись тугой сжимающейся дырочки в её попе. Кончиком указательного пальца он погладил волосики вокруг отверстия в задний проход, и потом, преодолевая сопротивление мышцы, стал всовывать палец туда, понемножку поворачивая его. Когда палец утонул в попе по косточку, мама легла животом на Петьку, распластавшись на нём, он ощутил всё её зрелое тело, в особенности сиськи которые приятно прижимались к груди и шее мальчика. Мама зашептала Петьке в лицо: 

«Петенька осторожно там, пожалуйста…может не надо, будет грязно…ох..».  Но Петька не слушая, продолжал задвигать палец глубже в очко матери

«Сссыыы…….» – сдерживая стон, затрепетала она, но потом вдруг Петька почувствовал, как мышцы отпустили палец, разойдясь в стороны, и он вошёл в дырочку до упора. Задний проход у мамы был намного уже, чем писька, и Петька подумал, что хотел бы, наверное, вставить член туда, но не совсем понимал, как это сделать. Мать, отдавшись до конца Петьке, спокойно лежала, позволяя ему двигать его палец в своём анальном отверстии, громко вскрикивая, когда он запускал его очень глубоко. Никогда бы в своей жизни, Петька не поспорил бы ни с кем и ни на что, что такое может случиться, чувство необъяснимой гордости овладело Петькой, он перевернулся на живот, продолжая ощущать сильно расслабленный анус мамки своим пальцем, потом передвинулся и стал аккуратно заползать выше и выше на неё, поджимая второй рукой мамкину задницу под себя.

«Ммм…..» – тихо застонала она, Петька коснулся членом больших половинок маминой попы, и попытался, раздвинув их, поймать своим концом эту мягкую дырочку, во входе в которую, утопал его палец. Вдруг он почувствовал, что поднимается, мама вставала в раскорячку, Петька застыл, когда увидел как она, повернувшись к нему задом, стоя на раздвинутых до конца коленях и прижимая плечами подушку к кровати, бесстыдно развела здоровые ягодицы, в стороны пальцами, открыв дырку в свою попу. Отверстие то слегка стягивалось, сжимаясь, то неожиданно трепетно расширялось, показывая ярко-багровый вход. У Петьки всё застонало внутри, только член стоял как сосновая мачта, покачиваясь от наполнявшей его молодой крови. Медленно он приставил своего ненасытного петуха к углублению в ямке, мать словно чувствуя его движение, стала прерывисто надсадно дышать, отверстие в её попе подрагивая раскрывалось, и, поймав один из таких моментов, Петька решительно дёрнулся, входя в анальное отверстие мамки. Он ощутил как её канал сжался вначале, но пропуская хуй сына дальше, раскрылся, одной жаркой дыркой, и мать издав глухой шипящий стон совокупляющейся самки, взяла в себя целиком его мальчишеский орган, а Петька с размаху вмазался бёдрами в её мягкую попу. Взвыв от наслаждения, он ощутил пульсирующий канал, сжимающий его член намного сильнее, чем писька, и, навалившись вперед принялся толкать в него взад– вперед свой горячий хуй.

«Э…ыыыыы……..ыыыыыыы……..ыыыыыыы..» – рыдала мать.  –

«Долби….долби мою попку….засранец……трахай меня в сракууу……..бесстыжий……» – она перешла на звуки похожие на рычание –

«Смотри…..смотри…..как мамка даёт в попу ебаться, возьми меня грубо…..туда…….ыыы……..сношай мамку в попу…..да…!!!…». Петька, наклонившись вперёд над спиной матери неистово дергая бёдрами, забыв обо всём на свете, быстро всаживал своего молодого петуха, в непристойно раскрывшееся отверстие её попы. Член въезжал вовнутрь на полную длину, тыкаясь в самом конце во что-то мягкое, которое было не похоже ни на что такое, с чём бы Петька мог это сравнить, и поэтому он перестал гадать, отдавшись необыкновенно острому ощущению этого кайфа. Глаза его прикрылись от испытываемого наслаждения, в кончике члена защекотало, как будто кто-то водил по нему мягким пером, и он весь вдруг взорвался, извергая ужасное количество этой жидкости, которой он так смущался, вовнутрь заднего прохода мамки. Он оцепенел, наблюдая как это получилось, так неожиданно пришло ощущение, как будто он весь стал как пустой бидон, мягкий пульсирующий член вывалился из отверстия, мать издала вздох облегчения. Петькина голова дёрнулась, непроизвольно он опустил глаза вниз, с удивлением уставившись на свою собственную жидкость медленно вытекающую из ярко-бардового отверстия, целый рой мурашек защекотал вокруг его шеи, спускаясь по позвоночнику вниз по спине, и почти теряя сознание от этого, он непроизвольно рухнул всем телом на мягкую мамину попу. Одну секунду, Петька слышал только бешеные удары своего сердца, слившиеся в непрерывный барабанный бой, и усталое, довольное дыхание мамки под ним. В следующую секунду, его стало валить в какой-то одурманивающий сон, бороться не было сил, Петька аккуратно съехал в сторону на ванну, и уже окончательно проваливаясь в сладкое небытие, почувствовал, как мамины руки поднимают его куда-то вверх, и уносят далеко-далеко в удивительную страну мечтаний.