Тепло и тихо в квартире

Тепло и тихо в квартире. Мне давно пора спать, но я жду когда придет мама. Погасив у себя свет я оставляю щелочку у двери. Когда мама спросила меня почему я не закрываю дверь, я говорю ей что мне так лучше засыпается и спокойнее спится.

На самом деле каждый вечер я подглядываю как мама переодевается.

Хлопает входная дверь, и я жду не шевелясь затаив дыхание прильнув к щелочке в двери. Мама пришла!

Вот мама входит в свою комнату и зажигает неяркую лампу. Сейчас она будет раздеваться!

Она становится перед зеркалом и стоит так несколько минут.

Но вот она расстегивает юбку и медленно спускает ее, потом расстегивает блузку. Некоторое время она задумавшись стоит перед зеркалом спиной ко мне. Я вижу ее широкую белую спину, трусики, стройные ноги в чулочках на поясе с резиночками. Я вижу ее отражение в зеркале, она стоит поглаживая сиси, трогает писю через трусики.

Потом она также медленно спускает трусики и снова стоит и смотрит на себя в заркало. Потом она медленно наклюняется чтобы поднять юбку и трусики с пола, и я вижу сзади ее розовую приоткрывшуюся щелочку…

У мамы есть что разглядывать!

Мама ходит по комнате, чуть пританцовывая и напевая, в одних чулочках на поясе с резиночками, и в расстегнутой блузочке, под которой виднеются ее тяжелые сиси в розовом лифчике…

Когда она поворачивается ко мне лицом я жадно смотрю на волосатый треугольничек у нее между ног.

Я подглядываю за мамой и тереблю свою письку. Как сладко…

Как вдруг…

– Ах ты бесстыжий! Ты что там делаешь? – она распахивает дверь и вытаскивает меня на свет.

Я застигнут врасплох…

– Ты подглядывал как мама переодевается?!

– Я давно знала, что ты подглядываешь…

Она ставит меня посреди комнаты и внимательно осматривает меня.

– Так. А что ты еще там делал?

Я пытаюсь закрываться руками, но писька торчит через трусы, ее не спрятать…

– А ну убери руки!

И вот я стою посреди комнаты, чуть не плача, убрав руки за спину, с торчащей из трусов напряженной писькой.

– Ах вот что! Теперь я знаю, что ты там еще делал! Ох, как я тебя сейчас отшлепаю! А ну иди сюда!

Она заставляет меня спустить трусы, говорит мне нагнуться и упереться руками в колени. Крепко обхватив меня одной рукой под живот, она нагибает мне голову и начинает больно шлепать меня по попе. Я пытаюсь вырваться, но мама крепко держит меня под живот.

– Ну что, нравится тебе подглядывать, нравится, нравится?!

– Мамочка не надо, я больше не буду, – умоляю я ее сквозь слезы.

.......................................

Наконец она отпускает меня. Я пытаюсь улизнуть в свою комнату. Но она не пускает меня.

– Нет, стой здесь! Вот так постой тут голый, а я на тебя посмотрю, я хочу чтобы тебе было стыдно!

Я так и остаюсь стоять посреди комнаты со спущенными трусами и торчащей писькой…

Мама некоторое время ходит по комнате. Она все также только в лифчике и чулках на резиночках. Почему-то она совсем не прикрывается, но я не смею поднять глаза. Потом она со вздохом садится на кровать. Несколько минут она рассматривает меня снизу вверх. Она сидит на кровати слегка откинувшись назад и оперевшись рукой, чуть раздвинув ноги…

– Ну так говори, что ты там еще делал?

– Ничего, мамочка, – говорю я сквозь слезы

– Ах ты еще и врешь, бесстыжий! Тогда я тебя снова буду наказывать!

– Не надо, мамочка, – я становлюсь перед ней на колени и молитвенно складываю руки.

Я знаю, что она сердита на меня, но она ж меня любит и рано или поздно должна перестать сердиться…

– Ну ладно, я не буду больно, просто чтоб ты знал…

Сначала она говорит мне встать перед ней и снять трусы. Я делаю как она сказала, поднимаю сначала одну потом другую ногу. Она поддерживает меня за руку. Потом снова некоторое время рассматривает меня, сидя на кровати. Потом она говорит мне лечь животом ей на колени. Она широко расставляет ноги в чулках и плотно упирается ими в пол. Мне хорошо видно ее волосатую писю… Она больше не прикрывается! Она не стесняется меня!

– Ложись сюда.

Я ложусь животом ей на колени, моя пися оказывается у нее между ляжек.

Одной рукой пригнув мне шею, другой рукой она сперва гладит меня по попе, потом начинает пошлепывать меня. Но это уже другие шлепки. Она как будто гладит меня по попе, и под попкой, пошлепывает по кокушкам. Моя напряженная пися тыкается ей между ног, трется о шершавую поверхность чулков.

– Держись за меня, – она берет мою руку и заводит ее себе на спину. Я обнимаю ее, моя рука лежит почти у нее на попе… – крепче, крепче.

Одновременно она подтягивает меня поближе к своему животу

Я понимаю, что она уже не шлепает, а как бы подталкивает, покачивает мне попу вврех и вниз. Она хочет чтобы я тыкался своей писей ей между ног и я стараюсь так и делать!

– Ну не сжимай, не сжимай так ножки, раздвинь, раздвинь… Иногда как бы случайно, ее рука просовывается сзади мне между ног, она запускает ее мне под живот. Она как бы случайно проводит ладонями по моим кокушкам. Потом скользит дальше мне под живот и проводит рукой по моей напряженной писе, пожимает ее….

Наконец она выпускает меня. Я снова хочу улизнуть, но она снова заставляет меня стоять посреди комнаты и разглядывает меня.

– Постой, куда ты, родной… – она удерживает меня за руку и ставит стоять, а сама разглядывает меня.

– Ох, какой у меня мальчик стал большой и красивый. Какие у него кокушки хорошие – она слегка поглаживает меня по низу живота, – и волосики уже есть, совсем ты у меня взрослый мальчик…

– Ну ну, не бойся, дурачок, я тебя больше не буду наказывать. Просто я тоже хочу посмотреть у своего мальчика… Ты ведь у меня видел, теперь и я хочу у тебя посмотреть. Иначе ведь не честно, правда?

Она гладит меня по животу, по спине, по попе…

Моя писька болтается на уровне ее глаз. Она продолжает рассматривать меня.

– А теперь покажи маме головку. Оттяни кожицу. Вот так. Залупи. Молодец. Ох какой у меня мальчик, большой и красивый.

А теперь сделай кожицей туда-сюда. Подрочи, как ты делал, покажи маме как ты это делаешь. Мама хочет посмотреть как сыночек дрочит свою писю на мамочку. Ну-ну, а то я снова буду тебя шлепать!

Я делаю, как она говорит, моя пися сейчас разорвется, но она останавливает меня. – Нет, не надо, не спускай. убери ручки, это нам еще пригодится.

– А теперь покажи маме попочку, самую дырочку покажи…

она говорит мне повернуться спиной, широко расставить ноги, нагнуться и растянуть руками попку, – как у доктора, помнишь? Шире растяни! Я насколько могу растягиваю руками ягодицы

Она держит меня за бедра и поглаживает, рассматривает мою дырочку, нежно трогает ее пальцем, чуть надавливает и снова поглаживает. Мне стыдно, я хочу повернуться, но она мне говорит не поворачиваться.

– Стой так! Шире растяни! А теперь нагнись!

Потом она говорит мне стать к ней лицом. Она сидит на краю кровати, ее лицо на уровне моего живота, она смотрит на меня снизу вверх.

– Ну говори, ты хотел у мамы посмотреть, да?

– Нет, мамочка, я…

– Ничего ничего – не стесняйся. Что ты хотел у мамочки посмотреть?

– Ничего, мамочка…

– Не ври, я же знаю. Так что, ты хотел посмотреть у мамы сиськи? – она насмешливо смотрит мне в лицо.

Я ничего не отвечаю, мне стыдно, я стою и боюсь поднять глаза…

– Ну-ну, не бойся, ничесго страшного. У мамы красивые сиськи, тем более ты их видел и даже трогал, когда был бебичкой, – Ну, иди сюда. – она берет меня за руку

– Помоги мне с этим: – она поворачивается и говорит мне расстегнуть ей сзади лифчик. Я расстегиваю, и он остается у меня в руках – из него выпадают мамины сиси, с крупными розовыми сосками, мама гладит их и смотрит мне прямо в лицо – видишь, какие у мамы сиськи?

– Ну что, нравится? Потом она кладет мне руки на свои большие сиси, прижимает их сверху своими руками, Вот так, вот так, ты всегда так делал, когда был бебичкой, помнишь, – пощупай, пощупай еще…

Я щупаю ее, а писька моя сейчас разорвется, я набираюсь смелости и…беру мамину руку и кладу ее себе на писю. Мама не рассердилась на меня. Наоборот, она улыбнулась и стала тихонечко тискать пожимать мне писю, водить кожицей туда-сюда. А я щупаю ее большие белые сиси.

– Нравятся тебе мамины сиськи?

– Да, мамочка, очень-очень.

– Ну и хорошо. Ну, а что ты еще хотел посмотреть, бесстыжий мальчишка? – но она уже не хмурится, а хитро улыбается, – Ну, так что еще ты хотел у мамы посмотреть?

– Ничего, мамочка…

– Ну не стесняйся, скажи. Еще ты хотел посмотреть у мамы писю? Ну-ну, ничего страшного, иди, я тебе покажу… я уже давно хотела.

Она говорит мне стать на колени, и мое лицо оказалось на уровне низа ее живота. Мама еще шире раздвинула ноги и откинулась назад на кровать, опираясь на локоть.

– Ну что, нравится?

– Да, мамочка, очень-очень…

– А теперь смотри – фокус. Оп-ля! – Она ложится на спину, потом высоко поднимает и широко разводит ноги, поддерживает ноги под колени руками так, что ее пися предстает передо мной во всей красе. Потом она подтягивает коленки к груди. Пальчиками одной руки она теребит, играется своей писькой. Другой рукой она берет меня за шею и наклоняет близко к себе между ног так, что я чуть не ткнулся ей в раскрытую писю губами…

– Нравится тебе мамина пися? – она начинает растягивать писю двумя пальцами, показывает.

– Да, мамочка…

Незаметно для нее я трогаю и пожимаю свою писю. Незаметно?

– А ну не трогай письку! – говорит она, и потом: – Давай... я сама…

Она крепко берет мою писю рукой и водит кожицей туда-сюда, гладит кокушки.

– Мамочка… а можно я тоже у тебя пощупаю…

– Можно, – пощупай, погладь… Только осторожно, чтобы маме не больно было… – я осторожно трогаю пальчиками мамину писю…

– Ну хорошо, а теперь пососи маме сиськи, помнишь как ты делал, когда был бебичкой… Вот умница, вот так, хорошо.

– А теперь маме писю полижи… – она берет меня за шею, притягивает мне голову к низу живота, и тыкает носом прямо в заросшую волосиками щелку.

– Я не умею, мамочка…

– А ты лижи, как будто лижешь сладкое мороженое.

Я работаю язычком, как-будто лижу эскимо.

– Вот молодец, хороший мальчик, сладенький. А теперь пальчик туда засунь, – мама показывает, как надо сделать, и я засовываю два пальчика ей туда, в горячую в глубину…

– А, да, вот так, молодец… – и еще больше прижимает мне лицо к своей жаркой и мокрой писе…

Вдруг я почувствовал, как мама задрожала и напряглась, выгнулась, а потом со стоном ослабла. С минуту она лежала, не двигаясь, с закрытыми глазами. Я стою на коленях между ее ног, боясь шевельнуться… Но вот мама открыла глаза, она улыбается.

– А теперь, – говорит она, отнимая мое лицо от своей мокрой и горячей писи, – а теперь поеби свою маму…

– Как? Мамочка, я не знаю… – я снова заливаюсь краской.

– А я сейчас тебе покажу, – она лежит спиной на диване, попой на краю, я по-прежнему стою на коленях у нее между широко расставленных ног и смотрю на ее всю раскрытую передо мной писю.

– Теперь встань, – говорит она – нагнись, обопрись руками… Вот так. А теперь ложись мне на живот.

Я лежу на ней, и моя пися тыкается ей между ног, трется о волосатую писю. Она обнимает меня за спину, за шею, жарко целует в губы.

– Открой ротик, маленький, дай мне свой язычок, – жарко шепчет мама, Я открываю рот и она своим жарким языком заполняет мне рот…

Потом она запускает руку мне под живот и берет мою напряженную письку и подводит вплотную к своей открытой писе, головкой во влажную щелочку…

– А теперь иди сюда, – плавным движением она заводит ноги мне за спину, притягивает ногами, моя напряженная пися туго и плотно входит ей в самую горячую глубину, мама качает меня на себе, моя пися несколько раз скользит туда-сюда и … мне уже не удержаться: взрыв и поток раскаленной жидкости мощными толчками выливается в нее.

Я слышу, как она кричит, я слышу, что кричу сам, а сам проваливаюсь в сладкое небытие…

––––––––––––––––––––––

– Ну, ты живой у меня? – она тромошит и щекочет меня, и я открываю глаза, – ну побаловал, побаловал ты свою мамочку!..

Мама смеется. Она довольна.

Она причесалась, прихорошилась, надела коротенький халатик, который кокетливо прикрывает только волосики у нее между ног, но не закрывает резинки чулочков, ее белые ляжки. Она ходит по комнате, раскачивая бедрами, с удовольствием крутится передо мной, время от времени шутливо задирая халатик то спереди, то сзади, показывает то писю, то попу. Мне так нравится видеть маму вот так, совсем близко, в чулочках с повязками, пися снова наливается, увеличивается в размерах, мама видит это и улыбается. Она садится рядом на диване, поглаживает мою все больше напрягающуюся писю, потом – чмок-чмок, – быстро целует в головку. Потом она снова жарко целует меня в губы, в открытый рот, заполняя его своим языком.

Так мы некоторое время сидим, она рядом со мной, поглаживает меня по ногам, по животу, пожимает мне писю, играется с ней, улыбаясь смотрит мне в лицо, а я тоже улыбаюсь, глажу ее по коленкам и резинкам чулков…Моя рука ползет ей под халатик, она шаловливо шлепает меня ладошкой: – Вот какой бесстыжий мальчишка, лезет шаловливыми ручонками маме под юбку! – она смеется и снова целует меня.

– Ну а теперь я тебе сделаю приятно.Только тебе сначала надо помыться… – мама, я уже мылся перед сном… – Нет, не так, пойдем.

Она ведет меня за руку в ванную комнату: – А теперь залезай в ванну.

Она говорит мне сесть в ванну на корточки, сама садится на корточки рядом с ванной, широко разведя колени. Она скинула халатик, сейчас только в чулочках, я вижу как расходится ее розовая пися…

Она начинает намыливать мне торчащую письку, и кокушки, и попку, самую дырочку…

– Вот так ты будешь у меня чистый мальчик, – она еще раз намыливает мне писю мылом, как бы невзначай оттягивает кожицу.

– А теперь ты маму так же помоешь, понял, как я тебя, и еще все что хочешь пощупаешь.

Она говорит мне вылезти из ванны и вытереться. Пока я вытираюсь, она отстегивает резинки, снимает чулочки, снова ловит мой восхищенный взгляд и улыбается, с удовольствием вертится голая передо у меня перед самым носом. Она поднимает сначала одну, потом другую ногу, нагибается, поворачивается спиной, а потом снова лицом, наконец складывает чулки и подвязки на стул.

Потом становится под душ и дает мнe мочалку.

– Иди сюда.

Она говорит мне тщательно намылить себе сиси, спину, живот…

– А теперь стань на колени…и помой маму снизу, вот так, вот так.

Она подняла и отставила одну ногу на край ванны.

Я намыливаю ей между ног, и попочку.

– Полижи еще маме писечку… – она снова притягивает мне голову себе к низу живота. Но теперь я уже знаю, что нужно делать, – ну вот, вот так, молодец…

Потом она снова ведет меня в комнату. Она говорит мне лечь на живот а потом встать на четвереньки на кровати и упереться локтями. – Только чур писей не касаться, говорит она мне когда я начинаю тереться писей о кровать.

– А теперь закрой глаза.

Я притворяюсь, что не смотрю. На самом деле я вижу, как мама подходит сзади и становится рядом с кроватью. Потом начинает поглаживать меня по спине, по попке. И вот ее рука пролезает мне сзади между ног. Она берет мою писю и нечинает быстро– быстро двигать кожицей туда-сюда, другой рукой придерживая и пожимая кокушки. Потом она начинает одновременно пальчиком массировать мне попку – самую дырочку, и одновременно все надрачивает, надрачивает мне писю… а потом вставляет в попку мизичник и начинает им быстро-быстро легонько туда сюда…

– Мамочка…

– Потерпи! А ну расставь пошире коленки! Я делаю как она говорит, теперь стою. Тогда она подползает сзади головой мне между расставленных ног и берет мою писю в рот, и начинает сладко и крепко сосать ее, одновременно продолжая быстро-быстро водить у меня в попке пальчиком.

– Ну что ж, я тебе уже все показала. А теперь ты должен узнать это чувствуется когда мальчик свою писю засовывает девочке в писю.

Сейчас я тебя одену как девочку…

– Не надо, мамочка…

– Даже не проси. Ложись на спину.

Я лежу на спине, а мама, голая нагибается и роется в своем ящике с бельем. – Вот это должно тебе подойти. Она вытаскивает какие-то чулочки и короткую девчачью юбочку.

Она натягивает на меня чулочки и пояс, застегивает на мне юбочку.

– Ну вот, а теперь посмотри на себя в зеркало, – она говорит мне встать и вот я уже стою перед зеркалом.

– Вот какая симпатичная девочка получилась…

– Мама… – мне очень стыдно смотреть на себя в зеркало.

– Теперь ложись и разведи ножки, коленки, коленки подними и прижми к груди.…

Мама ложится на меня и сует мне в попку два пальца – засовывает их глубоко… ох.. мне больно, но мама говорит, чтобы я потерпел – сейчас мне будет приятно!
***

На следующий день к нам пришла тетя Вера, мамина младшая сестра. Меня отправили спать, а мама с тетей Верой еще сидели и, кажется, пили вино. Во всяком случае я слышал их разговоры и смех.

Ну, сегодня мама мне ничего не будет делать.

Вспоминая о том, что было вчера, я сладко тереблю письку.

Противная тетка Верка! Хоть бы она поскорее ушла, может быть мама пришла ко мне…

Как вдруг – дверь ко мне в комнату отворяется, на пороге я вижу маму и тетю Веру. Они улыбаются, явно навеселе.

– Ты еще не спишь?

Я притворяюсь, что сплю. Но писька торчит под одеялом, мне не спрятать ее руками.

– Вот, Верка, посмотри, я тебе про это и говорила! Совсем уже взрослый стал, вот и пришлось ему все показать.

– Ну ты даешь, неужели прямо так все и показала?

– Представь себе – все. И даже больше... Ну ладно, дурачок, не прячься, чем ты там опять занимаешься?

В ее голосе притворная строгость, видимо, она не хочет раскрывать тете Вере всех наших секретов. Я все еще лежу, закрывшись с головой, когда мама подходит к кровати и сдергивает с меня одеяло. "Ха-ха-ха!", они обе смеются, глядя как я лежу, голый, и стараюсь спрятать руками упрямо торчащую письку…

– Ну ладно, молодец! Хватит притворяться. Открой глазки, вот так, вот так – она наклоняется ко мне, я смотрю прямо в вырез ее халатика, вижу ее большие белые сиси… Она отводит своей рукой мои руки.

– Вот посмотри, как у него торчит! И волосики уже есть!

– Ой, я тоже хочу потрогать, – пьяно смеется тетя Вера и подходит к моей кровати.

– Ну, что, дадим тете Вере потрогать? – улыбаясь, спрашивает меня мама.

– Нет, мамочка,… – я пытаюсь снова натянуть на себя одеяло.

– А ну перестань! – она шлепает меня по рукам. – Пускай тетя Вера потрогает.

Тетя Вера осторожно берет в руку мою торчащую пипиську:

– Ой, какой он горячий, какой сладенький.

– Ну а теперь мы у тети Веры посмотрим, да? Хочешь посмотреть, что у тети Веры под юбкой? А ну, Верка, покажи!

Тетя Вера смеется. Она выпускает из рук мою писю и вплотную подходит ко мне, ставит одну ногу на кровать.

– Ну давай, Верка, покажи, что у тебя под юбкой!

– Ха-ха-ха! – смеется тетя Вера, – А он бритую уже видел?

– Нет, давай показывай, не пизди!

Тетя Вера задирает юбку и спускает трусы. Ее писька совсем без волос, она смеется, и показывает ее мне.

– Ну-ка и жопу ему покажи, – командует мама.

Тетя Вера высоко, до самого живота задирает юбку, придерживает ее обеими руками, поворачивается ко мне спиной, сильно нагибается вперед и широко расставляет ноги. Мама шутливо шлепает ее по попе.

– Вот ты, Верка, блядь такая! Пизду себе небось каждый день бреешь?

– А как же?!

– Вот блядь так блядь! – смеется мама.

Одновременно она берет меня за руку и сует ее себе под юбку. Я чувствую ее влажный жар – она сегодня без трусов!

– А ну-ка не дрочи себе! Так нельзя! Сейчас тебе Верка подрочит. Верка, подрочи ему! – командует мама.

Ей нравится командовать, ей нравится видеть как тетя Вера поворачивается, и став коленями на кровать, и задрав жопу кверху, наклоняется, упирается рукой, а другой берет мою письку и надрачивает, надрачивает...

– А теперь возьми у него в рот! – снова командует мама.

Тетя Вера жадно засовывает себе в рот… и начинает сосать!

– Только кончить ему не давай, слышишь, Верка? А то сдуется, а я тебя хочу как следует угостить. Пусть проебет тебя как следует, у тебя пизденка маленькая, не рожавшая, пускай попробует нерожавшей пизды! Хочешь поебать тетю Веру?

– Что спрашиваешь, не видишь, как у него торчит?

Тут тетя Вера делает какое-то лишнее движение, и я взрываюсь фонтаном. Извини, мамочка…

– Ну вот, пизда такая, сама же виновата, я же говорила, чтоб ты ему кончать не давала, а теперь...

– Ничего, он молодой, не сдуется! Пусть передохнет чуток.

– Ну хорошо, маленький, отдохни, и посмотри, что девчонки делают, когда остаются одни.А ну, Верка, иди сюда.

Тетя Вера подходит к маме, мама говорит ей стать на колени. Мама поднимает юбку и прижимает Верку губами к своей письке, как вчера она делала мне.

– Давай Верка, знаешь, небось, что делать.

Я зачарованно наблюдаю, как Вера быстро-быстро работает язычком, а мама улыбается, глядя на меня, а потом закрывает глаза и начинает постанывать.

– Ну, Верка, ну блядь моя сладкая, еще, еще!

– А ты, сладенький, хочешь у Верки ее бритую пизду полизать?

– Нет, мамочка…

– Даже слушать не желаю! Иди сюда.

Она говорит Верке лечь на спину и задрать юбку на живот. Сама мама становится на колени, а потом садится тете Вере прямо на лицо. Тете Вере это нравится, она начинает еще быстрее работать язычком.

– А ну, Верка, покажи ему пизду, покажи где ему полизать. А ты стань на колени и поцелуй тете Вере письку! А сиськи у тети Веры хочешь посмотреть?

– Тетя Вера, а можно я посмотрю у Вас сиси?

Тетя Вера снимает блузку через голову. У нее маленькие сиси, не то что у мамы…

– Ну что, нравится?

– Очень!

– Ну а теперь пососи ей сиськи. Не лижи, а целиком возьми в рот…

КОНЕЦ