Серёженька

     Года через два, после того как родила сына, мой муж стал погуливать, а потом в один прекрасный день и вовсе ушел к другой женщине.! Конечно же, случившееся просто потрясло, и долго никак не могла понять, почему меня отвергли и бросили. Но вскоре выяснилось, что в моей жизни с исчезновением любимого, в общем-то, ничего не изменилось! Оказалось, что сын и есть моя семья, а супруг был всего лишь "бесплатным приложением" к нам.

     Как только поняла это, так сразу и простила его. Расстались спокойно, без обид и претензий. Стала жить одна с ребенком. Ни моральных, ни финансовых проблем не испытывала. Мужчины меня по-прежнему не интересовали, малыш подрастал, радовал успехами и тихим, покладистым характером.

     И вот однажды в гости приехала моя младшая сестренка, которая уже успела дважды побывать замужем и развестись. Как и в школьные годы, она выглядела такой же красивой и соблазнительной. Вечером засиделись с ней допоздна, а потом Светлане пришлось спать в одной постели со мной, поскольку жила тогда в однокомнатной квартире. Когда легли, сестра призналась, что уже не нуждается в мужчине, и попыталась склонить меня к лесбийской любви, но "расшевелить" мое тело в первую ночь так и не смогла. Через несколько дней, соседи пригласили нас отпраздновать какое-то семейное торжество. Вечеринка была шумная, веселая, и все много пили, а сестра даже перебрала. Стоял жаркий и душный июль, и, когда вернулись домой, Светлану совсем развезло. Сын встретил нас в дверях, приготовил чай, а затем помог мне дотащить сестру до ванной. После душа она вышла в одной простыне, которая тут же, впрочем, и упала. Мой мальчик ужасно смутился, когда увидел голое женское тело, однако его трусики при этом как-то странно оттопырились. Поймав мой взгляд, Сереженька еще больше застеснялся. Да и я, кажется, тоже покраснела. Но тут сестра капризным голосом потребовала, чтобы ей постелили на полу. Когда это было сделано, она тут же плюхнулась навзничь и мгновенно заснула. Прикрыв Светлану простыней, я отправилась в ванную. Ополоснулась, потом посидела на кухне, попила чаю и пошла спать. Сняла рубашку, присела к разметавшейся во сне сестренке, и во мне вдруг проснулось желание попробовать себя в роли активной розовой. Начала с того, что осторожно погладила красивое тело Светланы. Затем стала целовать его, ласкать. И, вскоре почувствовала, что испытываю какое-то удивительное наслаждение и становлюсь все смелее.

     Прикоснулась к груди сначала руками, потом губами и языком. Соски Светы, и без того высокие, еще больше поднялись и отвердели. Мои пальчики скользили по животу, бедрам, затем прикоснулись к "растительности" вокруг набухших половых губ. И в это мгновение Светлана согнула ноги, давая мне, возможность возбуждать и половые губки, и клитор. Ласковое, незнакомое до сих пор тепло разлилось по моей пояснице. Не торопясь обцеловала розовые влажные губки, соски, живот, бедра сестры. Одновременно поглаживала собственное тело - грудь, плечи, промежность, попеременно запускала палец то в свое, то в сестрино влагалище. Разум затуманился, и, наверное, поэтому даже не испугалась, когда, оглянувшись, увидела своего мальчика. А тот уже, видно, давно стоял у меня за спиной - с круглыми, непонимающими глазами и... совершенно голый! Его член задрал головку и поразил меня своим вполне взрослым размером. Мошонка же казалась маленькой, голенькой, смешно сморщенной и подтянутой к члену. Буквально раскрыв рот, я сидела и рассматривала это чудо, торчавшее прямо перед моими глазами, и не могла отвести взгляда. Кажется, даже не понимала, кому принадлежат эти чистые, девственные прелести. Наконец, выйдя из оцепенения, встала на колени и взяла Сереженьку за руки. И он послушно потянулся ко мне. Потом опять села на пол, еще раз с гордостью осмотрела его мужское хозяйство, нежно прошлась по нему рукой, поцеловала мальчика в губы и обхватила его небольшой ладошкой левую грудь Светланы. Сама же принялась осторожно ласкать правую, как бы показывая ему, что нужно делать. Сереженька повторял мои движения, и теперь уже вдвоем с ним взялись за Светины грудки - мяли их, сосали, покусывали.

     Когда занялись розовой щелочкой, сестра застонала и начала извиваться. Помню, как поцеловала влажные половые губки Светланы, а потом губы сына. Наклонила его голову, и мальчик, повинуясь, робко поцеловал алые лепестки влагалища. Бесконечно долго вылизывали с ним мою сестренку: клитор, половые губы, бедра, грудь. Я то бродила ладонью по трепещущему под нашими ласками телу Светланы, то гладила родное бархатистое тело ребенка, то возбуждала пальчиком свою щелочку. Наконец сестра застонала и громко закричала: "А-а-а!.." Испуганный сын отпрянул от сочившегося клитора, и я сменила его, теперь уже орудуя языком властно, напористо, энергично. Через несколько секунд Светлана сжала мою голову ногами и снова вскрикнула. Потом обмякла и почти перестала дышать. У меня между ног тоже стало очень тепло и влажно. Не знаю, сколько прошло времени, пока лежала с закрытыми глазами, но вот что-то нежное-нежное коснулось моей груди. Чьи-то губы, прильнув к возбужденным соскам, дарили мне тихое, неземное наслаждение. Чуткие пальчики ласково перебирали волосики лобка, с трепетом поглаживали половые губки.

     Потом горячие губы оторвались от моих сосков, прижались к животу и стали спускаться ниже, пока не коснулись взбудораженной плоти. Мое тело прерывисто задрожало, и явно испуганные губки отпрянули, но осторожные пальчики, к счастью, не оробели и продолжали ласкать меня между ног. Пришлось оросить их обильной порцией сока, и тогда мокрый пальчик скользнул внутрь, в теплую влажную пещерку! Потом туда проник и второй пальчик, заставляя меня шумно дышать и вздрагивать. А когда снова почувствовала прикосновение нежного шершавого языка, мое тело затряслось, оргазм следовал за оргазмом. Пальчики шевелились во влагалище, а язычок беспрестанно лизал клитор. Кто бы мог подумать, что такое вообще возможно! Не знаю, почему, но упорно не открывала глаза, убеждая себя, что это, конечно же, моя сестренка, а не Сереженька. Но, наконец, после целой серии оргазмов, все же открыла глаза. Мамочка моя, это была не Светлана, а мой Сереженька! Это он, мой мальчик, стоял между моих ног на коленочках. Странно, но не почувствовала ни стыда ни угрызений совести. Через полуприкрытые веки разглядывала голое мальчишеское тело, стоящий член, мошонку, милые ножки, животик, плечи.

     Постепенно пришла в себя, а Сереженька обхватил член рукой и начал медленно двигать ладошкой взад-вперед. Вскоре стволик задрожал и выплюнул на мой живот густую липкую сперму. Рукой собрала эту родную жидкость и, не соображая, что делаю, размазала по груди, плечам, лицу. Правда, мой мальчик выглядел немного обескураженным, но я притянула его к себе, крепко обхватила руками и стала жадно целовать. И сын неумело, но страстно отвечал мне. С упоением ласкали друг друга, пока животом не почувствовала, как снова стал твердеть его член. Я боялась отпустить губы моего родного мальчика, такие сладкие и родные, но, сломленная новой волной возбуждения, остановилась, взяла членик и ввела во влагалище. А потом...

     Нет, что было потом, описывать не буду, иначе мой рассказ окажется просто бесконечным. Все те, кто тоже пережил такое неземное блаженство и тот сможет меня понять. И если кто-нибудь хочет поступить, как я, пусть поступают. По-моему, любовь материнская, как и сыновняя, - это самое высшее, что только есть в мире.