Милая теща

      На войне дневников я не вел, но эти: Знакомо?

      Ну, впрочем по порядку.

      Человек я спокойный и терпеливый и к своему будущему браку относился также спокойно и терпеливо, как к чему-то неотвратимому и обязательному.

      Со своей женой я познакомился в институте, где я преподавал, а она училась.

      Ирина (так ее звали) была также девушкой спокойной и в принципе по всем статьям мне подходящей.

      Родом из глубинки, она сохранила какое то древнее уважение и такт в отношении с мужчиной тем более намного старше ее , тем более из Москвы , учителем и мужем.

      Жизнь наша текла размеренно, может без большой любви и оргий, но надежно и без эксцессов. Ирина была без особых требований и соглашалась на все.

      Я уже неплохо зарабатывал, появились какие то деньги на безбедное существование.

      Даже купили машину и дачу . Вообще жили не тужили если бы не ее мама.

      Анастасия Никаноровна обладала редкой способностью создавать скандал с первого момента как она переступала порог дома.

      Она была недовольно всем. Квартирой, машиной, пенсией, правительством и т.д.

      Но главная недовольство было - Я. Я мало зарабатываю, много работаю и вообще все на мне ездят. Мне все это надоело быстро , но она приезжала редко и на 2- 3 дня и я как то это терпел. Но однажды она приехала к дочке на 10 дней и я завыл.

      Настроение было хуже некуда, но я все- таки терпел.

      В последний день она устроила уже супер грандиозный скандал и я сбежал на работу .

      Переступив порог института я сразу же обо всем забыл. Работа сразу оздоравливала меня Благо вечером еще был банкет по поводу защиты. То ли от пережитого, то ли просто хотелось, но набрался на банкете основательно и ушел рано.

      Пришел домой и (о ужас!) обнаружил что я один с тещей.

      Ира ушла к подруге на день рождения и придет поздно. И теперь мне предстояло слушать этот попурри про себя в режиме нон стоп весь вечер.

      Мой пьяный научный ум придумал пока только добавить снотворное в ее чашку чая.

      Додумывая последствия, я воплотил идею в жизнь.

      Три таблетки сделали из Анастасии более пьяную, чем я. Я злорадно смотрел на нее, а она шатаясь и продолжая проклинать меня (ох мегера) все таки дошла до дивана.

      Свалившись, она громко захрапела.

      Теперь я более внимательно присмотрелся к ней.

      У меня было в резерве минимум 3 часа, и я решил хорошо подумать, как проучить эту бабу. Первым делом я выпил еще водки, из холодильника закусив неспеша огурцом и приступил.

      Сначала, я ее аккуратно раздел. Как обнаружилось, тело было еще ничего. Груди хоть и не такие твердые, но форму держали. Я не удержался и поцеловал ее в сосок. Мой член уже стоял торчком. Живот у нее чуть был мятый , но все равно был сексуальный. Пизда у нее тоже была нечего, только очень заросшая. Настька ( так ее решил называть на время нашего свидания ) рано овдовела и видно ей не было для кого стараться .

      Большие половые губы красиво свисали ,но красивей всего смотрелся клитор. Большой и грубый он украшал все это творение. Ноги тоже были приятные , хоть кое где уже выступали вены ,но гладкие и белые.

      Педикюр в их Урюпинске также присутствовал, так как пятки были приятно гладкие , а ногти аккуратно обработаны . Короче ,вот ты какая Настька.

      Я принес вазелин и щедро обработав свой хуй я стал втыкать в ее влагалище.

      Было очень узко и страшно приятно .Нежно подняв ее ноги к себе на плечи я чувствовал себя плейбоем ,мстителем и супер мужчиной. Ее голова смешно подпрыгивала , она уже не храпела и казалось что она просто закрыла глаза от удовольствия.

      С трудом сдержавшись чтоб не кончить я перевернул ее на живот.

      Все таки зад у нее был знатный. Кипельно белый , большой и малюсеньким анусом .

      Даже было странно .Такая копна волос в заду и малюсенькая дырка.

      Там я буду первым - пробежало в голове.

      Сходив повторно за вазелином я приставив тюбик к отверстию выдавил половину ей вовнутрь. Она была начинена вазелином и приставив к ней своего красавца рывком вошел до яиц. Какой кайф ! Какая же ты милая теперь . Раком ,и с моим хуем в жопе. Я качал как никогда и никого. Двойной смысл слова ебать тут слился во едино. Тут я почувствовал ,что конец приближается. Ее некогда узкая попка разработалась и превратилась в лоханку. Мне хотелось сделать ее, еще больше .И тут я выстрелил.

      Тонна спермы вылилась в мою тещу. Настька в этот момент чего то хрюкнула во сне и улыбнулась. Просыпается -подумал я и поторопился. Теперь мне захотелось оставить ей лично маленькую память о нашей встрече. Я решил ее побрить. Смазав ей пизду и анал своим гелем для бритья я не спеша стал ее брить. Настя все чаще и чаще охала во сне. Я также убыстрял свой темп. Ее пизда после бритья и жопа после эпиляции так симпатично смотрелись, что я чуть не повторил наш "семейный интим".

      Чистенько всю ее вытерев, я принес косметику, сделал ей яркие щеки и притащив Поляроид сделал исторический снимок. Затем быстро одел и аккуратно уложил ее на диван.

      Грех было не выпить по поводу удачного завершения операции, что я и сделал и пошел спать. Скоро пришла Ира и я сквозь сон слышал , как она разговаривала со своей мамой (теперь уже не Настькой), как та жаловалась ,что давление ее свалило, вот тут она и легла.

      Я никогда себя не чувствовал так хорошо. Но главное я ждал утра. Усилием воли я проснулся раньше и собрав кое какие документы устроился на кухне напротив ванной, стал изображать научную работу.

      Моя милка проснулась поздно и шаркая , и схватившись за поясницу (еще бы столько торчать раком ) засеменила к ванной . Увидев меня , она прошипела что то вроде "Доброго утра" и со злейшим лицом захлопнула дверь.

      Я терпеливо ждал.

      Она там просидела очень долго. Но я ждал только для того чтобы встретиться с ней глазами. И я дождался.

      Та гамма чувств которая была у нее на лице была неописуема .Страх , позор, боль.

      Я предельно с открытыми глазами и с максимальным сарказмом спросил:

      "Что с вами Мама ?"

      Она все поняла и опустила глаза. Точнее она все поняла раньше еще в ванной. Во что может все это вылиться. Как быстро об этом узнают в ее маленьком городе. Что без развода с Иркой тут не обойтись, а самой опозоренной, да еще с дочкой с детьми в Урюпинске не жить .Все это пробежало перед ее ( а перед моими пьяными еще ночью) глазами и она подавленно выдавила.

      "Да ничего пройдет"

      Нет, я не отстал. В конце концов, она меня пилила, а я ее побрил. Счет неравный.

      С самым искренним видом я стал требовать от жены чтобы она не вздумала посылать больную маму в дорогу.... Ира с радостью согласилась. Анастасия Никаноровна молчала. Это было самое неожиданно приятное, что она могла делать. Она не знала, что сказать и что будет. Но точно знал я.

      Отправив жену на работу а детей в школу я, сославшись на занятось остался дома.

      Твердо обещав жене , что буду заботиться о маме я остался один с ней. Настька как затравленный зверь не вылезала из комнаты, и я пошел к своей ночной возлюбленной.

      Увидев меня, она вся сжалась и умоляющим голосом стала просить: "Не подходи, умоляю, не подходи."

      Но ничто не могло на меня подействовать, я был готов к этому:

      - "Если ты Настька думаешь, что я к тебе буду приставать, то глубоко ошибаешься.

      Этой ночью, ты сбрив все волосы, ярко накрасившись, приставала к мужу своей дочери

      После чего, голая фотографировалась в самых похабных позах.

      Ты или сумасшедшая, или маньячка. Причем прятала фото в разных местах в квартире у дочери. Я случайно нашел одну и выкинул, но могут найтись и другие".

      Все это я сказал максимально спокойно и театрально медленно повернулся уйти, и затем как бы вспомнив, бросил ей историческое фото. Она поняла, что вновь проиграла и покорным голосом сказала:

      "Что ты хочешь? Дай мне все фото и я никогда не приеду. Ты меня никогда не увидишь. Не позорь !"

      "Нет Настя, -спокойно отвечал я ей -, слишком много крови ты мне попортила. Теперь ты будешь мне ее восстанавливать. Ты будешь мне лизать, сосать , давать , дрочить. Теперь ты никуда не уедешь.

      Ты будешь мне делать маникюр и педикюр. Ты мне будешь держать хуй , когда я писаю.

      Все это ты будешь делать с огромным желанием и счастьем. И тогда эти фото никто и никогда не увидит. Теперь я сейчас же хочу знать, ты согласна?"

      "Да"- внятно сказала она .

      Конечно же я ее не мучил, да и писать я люблю один.

      А в сексе, все больше она ко мне приставала. Но, иногда я любил ее заставлять выделывать чего-нибудь этакое. Да особенно не мучил старушку. Ну впрочем и она меня искренне полюбила.

      Жаль все-таки, не вел я дневников, пока воевал с ней.