Библиотека русского инцест клуба

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ах уж эта тетя Нина

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Ах уж эта тетя Нина

Глава первая

В молодости я была очень привлекательная, красивая женщина. Мой томный взгляд, чудесные, правильные черты лица, стройные ножки и изумительная фигурка сводила противоположный пол с ума. Мужики ходили за мной табунами, но я гордая и неприступная, строго хранила свою девственность. Была столпом целомудрия в мире разврата. Не подпускала их на близкое расстояние, держала на дистанции. У меня даже мыслей не было, о каком-то поцелуи или ещё хуже, занятии сексом до брака. Я с пренебрежением относилась к тем женщинам, которые растоптали свою гордость и позволяли использовать себя в качестве сексуальных игрушек. Их слёзы после каждого расставания с «любимыми» у меня не вызывало даже чувство жалости. Сами виноваты, что первому встречному расставляете ноги.

Соответственно, на это дело мной было наложено строжайшее табу, так что замуж, конечно, вышла девственницей, не только физически, измазав кровью в первую брачную ночь всё вокруг, но и духовно.

Семейная жизнь началась весьма даже не плохо. Мой муж был несказанно рад, что первый меня откупорил, как бутылку хорошего, дурманящего вина. У него от любви ко мне, кружилась голова. Только нежные слова любви доносились до моего слуха из его уст. Я отвечала ему взаимностью. Хорошая хозяйка и заботливая мать, да плюс шикарная фигурка, грудь, ножки, я уже не говорю о личике. Что ещё надо для полного счастья мужику.

Я была счастлива в браке.. Вскоре у нас родилось два сына. Жизнь била ключом, хотя в сексуальном плане я не получала никакого удовлетворения. Первая брачная ночь не принесла мне радости, все мои ожидания оказались напрасными. Только боль и горечь разочарования осталось у меня в душе. После этой ночи моё влагалище судорожно сжималось от страха и предчувствия боли каждый раз, когда надо было ложиться в постель. Такого понятия, как оргазм, для меня совершенно не существовало. Половой жизнью с мужем занималась в силу необходимости, считала это мучительной супружеской повинностью. Удовольствие или какого-то удовлетворения от неё я совершенно не испытывала. Даже, напротив, в постель шла, как на эшафот, разводила ноги, как в камере пыток, а касание сосков вызывало очень неприятные ощущения, и соответственно, подсознательную ненависть к супругу. Но я терпела и делала вид, что близость доставляет мне огромное удовольствие. Громко стонала и выражала бурный восторг его половым способностям, хотя на самом деле, лежала под ним и думала:

- "Ну, когда же тебе, уроду, это надоест!"

Считая, что оргазм придумали развратные, падшие женщины, что бы хоть как-то оправдать свое поведение. И когда на работе, кто-нибудь из подружек рассказывал о переживаниях во время секса, я только потихоньку над ними посмеивалась. Если разговор заходил обо мне, то я, смеясь над собеседницами в душе, рассказывала об испытываемых мной оргазмах в таких красках, что многие смотрели на меня с нескрываемой завистью, что лишний ещё раз подтверждало, что все это выдумки... никакого оргазма нет и быть не может.

Многие мужики, обращая внимание на мою точеную фигурку, пытались меня соблазнить, высказывая по любому поводу восхищение мной, но я им сразу давала от ворот поворот. Я верная жена и доступна в этих вещах только для мужа.. Хотя прекрасно видела, как у них текут слюни, когда я, проходила мимо на стройных ножках, покачивая пышными бедрами и волнующе колыша грудью. Глупая женщина, думала, что муж это оценит, будет всю оставшуюся жизнь носить на руках и целовать ножки.

Но через несколько лет совместной жизни, когда я погрязла в семейных заботах, то заметила, что у него уже нет того теплого отношения ко мне, какое было раньше. Да, он не оценил мою верность и любовь к нему. А с какого-то момента стал совершенно равнодушным. Перестал обращать на меня внимание. Так что всё получилось далеко не так, как я думала и хотела... Сказка о принцессе и принце закончилась, возможно, так и не начавшись.

И вот мне стукнуло 41 год.. Былая красота стала куда-то уходить, морщинки появлялись каждый день, но всё равно я оставалась еще весьма привлекательной, милой и даже можно сказать красивой женщиной (на мой взгляд). Вьющиеся темные волосы, пышная грудь (пятый размер, это кое-что, но, правда потерявшая былую форму и без бюстгальтера висевшая, как у спаниеля уши), крутые, упругие бедра, большие чувственные губки, красивые карие глаза. Правда, немного полновата, но это никогда не ухудшало сексуальную привлекательность женщины. Раньше за женщину худую вообще не считали. Да и что можно подразумевать под понятием "немного полноватая женщина"? Чем больше любимого тела, тем лучше. А всё остальное, это чисто теоретическое утверждение, весьма субъективный фактор.

Пытаясь привлечь внимание мужа, я покупала себе весьма откровенное, красивое нижнее белье, следила за собой. Старалась, как можно в лучшем виде преподнести ему свои прелести. Но, не смотря, на все мой достоинства и старания, он не обращал никакого внимания - я для него была пустым местом. На протяжении практически последних пяти лет он ко мне даже не притрагивался. Я совершено забыла о мужской ласке и очень страдала по этому поводу, но сделать ничего не могла. Он не был импотентом, да и любовницы у него вроде не было. А может, и была. Я не знаю, не пойман не вор, как говорится.

Мне ужасно хотелось любви и мужского внимания, ласки. Самое страшное, что к сорока годам я стала сексуально возбудимой. Мне постоянно снились глупые эротические сны, в голову лезли самые невероятные сексуальные фантазии. Ночью я просыпалась в холодном поту, а между ногами мокро... Со мной происходили, какие-то психические изменения... Начались проблемы со здоровьем, частые походы к гинекологу. Советы жить регулярной половой жизнью и т.д. и т..п.

По ночам, я тихо плакала в подушку, видя, что молодость уходит, здоровье ухудшается, и скоро вообще никому не буду нужна. Казалось, что мужчины перестали обращать на меня внимание. Я начала паниковать, делать попытки найти любовника, но из этого ни
чего хорошего не вышло. Работа, заботы по дому и семье мне не дали это желание воплотить в жизнь. Да и по своей натуре была женщиной очень скромной. Если при мне кто-то говорил грубое слово, то я густо краснела, теряя дар речи.

Не видя выхода из создавшегося положения, очень жалела себя, обвиняя во всех своих бедах мужа. Что бы, как-то скрасить свою унылую жизнь и выйти из депрессии, с недавних пор начала понемножку, потихоньку выпивать. Куплю бутылочку коньячка, спрячу ее где-нибудь в шкафу и как только мне грустно, раз стопочку и... мне хорошо. Правда потом с коньячком стало трудновато, и я перешла на водочку, а потом на спирт (благо, что я работала в аптеке), но настроение все равно резко улучшалось. Главное, как говорится, что бы был эффект, а что пить, какая разница. Замечал ли это мой муж, не знаю, но он мне по этому поводу ничего не говорил, хотя практически постоянно поддерживала себя в тонусе. Только не подумайте, что я была алкоголичкой. Я была милой, интеллигентной женщиной, с высшим образованием, в меру употребляющей алкоголь.

Жили мы в комнате двух комнатной квартиры, а в другой комнате жила его родная сестра с сыном. Это была обыкновенная коммунальная квартира.

Сестра жила без мужа, был ли он вообще когда-то у нее или нет, я не знаю. У такой женщины, как она, он вряд ли когда-то был. Правда, иногда один мужик её посещал, но весьма редко. Уходил в основном от неё он утром. Но самое интересное, вместо того, что бы радоваться, она после этого несколько дней ходила злая и раздражительная.

Это была худая, властная женщина, с жестоким характером, злая на весь белый свет.. Все свою злобу она срывала на сыне. Постоянно его била за малейшую провинность, выгоняла на улицу, в целях наказания, мягко говоря, не совсем одетым. Это был не плохой, послушный, тихий, симпатичный, забитый мальчик, на год младше моего старшего сына. Мне он нравился и будь он моим одногодком или хотя бы чуть постарше своих лет, то ... я бы знала, что с ним можно делать. Но он был слишком мал... и совершенно, как я думала, не представлял, откуда берутся дети, что и зачем у тётенек находится между ног.

В один прекрасный день, моя пол на кухне, наклонившись вперёд, я краем глаза заметила, что Витя (так звали моего соседа) стоит сзади и, не пристально смотрит на меня, вернее туда, где задрался подол юбки, оголив белоснежные полные бедра. Взгляд его был полон желания и похоти, какой-то не земной страсти. Казалось, ничего не существует на данный момент в мире, что могло бы отвлечь его от этого созерцательного занятия.. С какой страстью и вожделением он смотрел на оголенные ляжки, вернее, туда, где завершая свой путь, они сходились и венчались цветком любви, полным страсти и нежности. Так желающим ласки и внимания, любви и заботы о нём.

Конечно, на данном этапе он представлял собой бедное, забытое всеми существо, даже и не помышлявшее о чём-то хорошем, о каких-то переменах в своей унылой и бесцветной жизни. Он только и мог, что выставить из-под прикрытия трусиков, в разные стороны, разбегающиеся жесткие, кучерявые черные волосики, да пытаться пробиться через их нежную ткань, плотно обтягивающую промежность. С моей стороны - это было не самое лучшее зрелище для юного создания, да и трусики были не совсем новые и вид у них, мягко говоря, не соответствовал международным стандартам. Так что, моей первой реакцией, было, желание резко выпрямится, и отругать этого негодного мальчишку, за то, что он подглядывает взрослым женщинам под юбку. Но что-то внутри сдержало, насильно, против моей воли заставило остаться в прежней позе, выставив, как на показ себя, свою нежную плоть, прикрытую узкой полоской ткани.

О, как я давно мечтала, о том, что бы хоть какой-нибудь мужчинка обратил на меня хотя бы малейшее внимание, а тут... такая страсть и желание в глазах. И не важно, что он смотрит на то, что мы должны скрывать от постороннего взгляда, что его привлекла не я, а чуть прикрытое влагалище взрослой женщины. А что ещё так привлекает и притягивает мужчин, как ни оно.

Я физически чувствовала, что валики половых губок рельефно проступают через ткань, как его пытливый взгляд изучает их. Мое сердце сжалось, бешено забилось и переместилось куда-то между ножек, где стало сразу тепло и влажно. Я чувствовала его биение всеми складочками влагалища. С каждым ударом, порции крови, жаждущей страсти и наслаждения наполняли этот сосуд любви. Всё больше и больше губки тяжелели, увеличивались в объеме, предательски макрели. Интуитивно я почувствовала, что сейчас на трусиках проступит мокрое пятнышко от нахлынувших на меня чувств и мне надо прекращать это представление.

О, как не хотелось изменять позу. Так бы и стояла и стояла, под его сверлящим, испепеляющим взглядом. Он щекотал, ласкал промежность, выставленную на показ, проникал внутрь. Каких трудов стоило, вспомнив, что я порядочная женщина, а не какая-нибудь трехрублёвая шлюха, прекратить бессмысленно елозить тряпкой по полу, выпрямиться и одернув подол своей юбки, повернуться к нему лицом. Наши взгляды встретились. Я хотела с гневом в голосе высказать ему недопустимость подглядывать за мной, взрослой женщиной. Но он смотрел, как преданная собачка, ждущая от хозяина кусочек сахара. Ох, если бы он был чуть-чуть постарше.. Я бы, не раздумывая, отдалась ему прямо на мокром, ещё не просохшем полу кухни.

Моё сердечко сжалось, от любви и нежности к этому созданию, что неожиданно для себя, почувствовала, как ножки подкашиваются, и что-то потекло по внутренним сторонам бёдер.

Не пророним ни слова, резко развернулась и пошла, выливать воду в ванную комнату. Закрыв за собой дверь на щеколду, подняла подол халата. Моему взору открылась удивительная картина – место, где трусики прикрывали промежность, было мокрым. Огромное мокрое пятно сочилось влагой. Со мной такое было первый раз. То ли из любопытства, то ли по каким-то другим причинам потянулась к пятну и дотронулась до него рукой. Мои пальчики, невольно коснулись влагалища, и сразу же почувствовала приятную истому во всем теле исходящую откуда-то из глубины животика.. Сев на край ванны и чуть сдвинув ткань трусиков в сторону, нежно провела пальчиками по возбуждённым, чуть приоткрывшимся губкам. Они были влажные и несколько полнее, чем обычно. Даже казалось, что немножко разошлись, и приоткрывают мне вход в пещерку, ведущую в глубину животика, тем самым, приглашая меня туда. Подсознательно, проведя между ними, мои пальчики, не встречая не малейшего сопротивления, более того, при помощи какой-то притягательной, манящей силы проскользнули внутрь. И сразу же новая, ещё более сильная теплая волна блаженства разлилась по всему телу. Стенки инстинктивно сжали прошеных гостей, заставив меня сделать поступательное движение. Затем ещё, ещё раз и вот моя ручка то плавно, то ритмично стала совершать сладострастные движения.

Вторая, не дождавшись от меня команды, коснулась верхнего свода расщелины, пробежавшись по горным склонам, занялась клитором. Его головка торчала, как шляпка у маленького грибочка. Одно лишь только прикосновение к ней отдавалось во всех уголках моего тела непреодолимой страстью и желанием. Желания быть любимой и любить. Ой, какое наслаждение испытывала тогда, как мне было приятно заниматься этим. Я ласкала цветок любви, представляя, что любовью занимаюсь с этим маленьким мужчинкой, который хочет и желает меня.

После этого случая каких-либо изменений в отношениях с моим соседом не произошло. Просто я стала внимательно наблюдать за ним, за его отношением ко мне, начала настоящую охоту. Охоту старой опытной львицы за неопытным ягнёночком. Он превратился для меня из мальчика в мужчину. Из обыкновенного соседа, живущего рядом - в любовную добычу.

При малейшей возможности старалась остаться с ним наедине, пыталась привлечь его внимание, вызвать в нем и в себе новую волну эмоций и похоти, подложить топлива в разгорающийся огонь любви. Я даже не подозревала о своих актерских способностях, вызванных желанием привлечь его внимание. Моё изощрённое воображение и нескромность не знало границ.

Зайдя на кухню и видя, что Витя один, я роняла что-нибудь на пол, а потом, долго старалась поднять. Но так «неудачно» наклонялась, обнажая свои ягодицы, что мой зад от стыда, наверное, краснел. Трусики старалась одеть такие, что они полностью скрывались в складках ягодиц и как можно меньше скрывали промежность.

То «неудачно», в самое «неподходящий» момент, распахивался халатик, обнажая прекрасную грудь с бесстыдно торчащими сосочками. То оставляла нижнее белье на самом видном месте в ванной комнате и с интересом наблюдала, как он после этого туда заходил и подолгу там оставался. Что он с ним делал, я не знаю, но выходил красный, как рак с опущенными глазками.

Бедный мальчик, я видела, что при встрече со мной он терял дар речи, как безумный смотрел на меня. Его взгляд буквально раздевал, ласкал моё тело, вызывая в нём неоднозначные эмоции, заставлявшие смущаться и в тоже время расцветать, как женщине. Глаза были полны страдания и страсти. Он ужасно тосковал обо мне, хотел меня, сам не понимая того, что со мной можно делать.

Я же страдала не меньше.. После таких "показов моих прелестей", старалась уединиться, так как похоть и страсть переполняли через край. Обычно заходила в ванную комнату, включала воду, садилась на край ванны, широко расставив ноги, обнажив грудь и спустив до коленок трусики, начинала ласкать себя. Мои глазки закрывались, губки приоткрывались, головка откидывалась чуть назад. Что я только не представляла в такие моменты, какие только мысли не проносились в моей головушке. Даже бумага, увидев их, загорелась бы от стыда.

Это, конечно, приносило мне огромное удовольствие, но все равно внутри оставалось какое-то чувство неудовлетворенности, не завершённости процесса. Я натыкалась на стену, которая не пускала меня дальше, в страну неограниченного сексуального наслаждения. Онанизм - это онанизм, никогда реального секса он не заменит, какая бы у тебя не была богатая фантазия и какие бы ни были умелые ручки.

Но все равно я была на седьмом небе, чувствовала себя удавом, который играется с кроликом. Ещё бы, он попадает под мое полное влияние. Еще чуть-чуть и он в моей полной власти. Ради меня, он пойдет куда угодно и выполнит мою любую просьбу, самую извращенную фантазию, даже ту о которой мне стыдно самой себе признаться.

Конечно, я понимала, что поступаю, не совсем хорошо, но ничего не могла с собой сделать. Меня несло по наклонной плоскости вниз, внутри разгоралась страсть к этому маленькому мужчинке, которая затуманивала мой разум. Мой рассудок переместился между ног. За меня думало и решало возбужденное влагалище, а не голова. И я даже не знаю, кто хотел больше предаться греховной страсти, я или он. За столько лет, обделённая вниманием мужа, а тут... я теряла рассудок... влагалище тянуло меня в водоворот пожирающей страсти.

В нашей квартире ванная комната была совмещена с туалетом, имевшая вверху окошко, а внизу дверей были вентиляционные отверстия из-за находящейся в ней газовой колонки.

Каждый раз, принимая вечером ванную, я с нетерпением ждала, когда же он наберется смелости и заглянет в это окошко, забравшись на стол в кухне. Увидит моё обнаженное тело и в полной мере восхитится его красотой. Но он всё не решался или у него не было возможности, так как у нас по квартире постоянно "шныряли" люди. Но вот наконец-то настал этот долгожданный день...

Я стояла в ванне под душем и вдруг краем глаза увидела в окне это долгожданное лицо. Его глаза были, как два огромных блюдца. Сразу было видно, что голую женщину он видит впервые... Да еще какую! Такая фигура, такая грудь, такие бедра... Моё сердце бешено забилось, внутри всё затряслось. Первый раз в жизни я стояла полностью обнажённая под пристальным взглядом чужого мужчины. Моей первой реакцией было желание прикрыть своё тело, закрыться от постороннего взгляда. Чувство природной стыдливости чуть не взяло надо мной верх. Инстинктивно рука, согнувшись в локте, прикрыла грудь, тело повернулось боком к окошку, тем самым хоть как-то скрывая наготу. Было ужасно стыдно, стоять голой, под пристальным, изучающим моё обнаженное тело взглядом. Как я долго этого ждала, желала, но, получив - сгорала от стыда. Сил оторвать руки от груди и повернуться к окошку спиной или лицом у меня не было никаких. Мои ножки начали потихоньку подкашиваться, и я медленно опустилась в ванную, грязная мыльная вода скрыла моё тело. Но ручки всё равно судорожно прикрывали грудь и низ животика. Мне было не только стыдно, но и страшно. Вдруг раздался спасительный звонок в дверь. Он спрыгнул со стола, побежал открывать дверь, а я вздохнула с чувством облегчения. Да, одно дело показывать части тела, а другое предстать полностью обнаженной.. Стыд и страх постепенно стал покидать меня. И уже через несколько минут, я жалела, что кто-то пришел, и я вела себя, как глупая корова.

Следующего удобного случая показать себя во всей красе пришлось ждать долго. И вот наконец-то я стою под душем, а его страстный испепеляющий взгляд изучает моё прекрасное тело. Легкое чувство стыда и унижения щемит сердечко, но я поворачиваюсь к нему разными местами, принимая всевозможные позы, даже весьма и весьма непристойные. Усиленно мою груд, влагалище, получая тем самым несказанное удовольствие, понимая, что юное создание неотрывно смотрит на меня, изучает каждую частичку моего тела. Боковым зрением вижу, как его глаза всё больше и больше расширяются, лицо приобретает глупый, отрешенный вид. Забыв от опасности быть обнаруженным, его голова полностью сияет в окошке. Он сейчас, как телок готов на всё, за мной пойдет куда угодно, лишь только я его поманю. Но я порядочная женщина и на такие глупости никогда не пойду.

В этот момент я больше всего переживала, что бы он ни упал от охвативших его чувств. Ой, как мне было приятно показывать этому юному созданию все свои прелести. Его взгляд я физически ощущала на своем теле, он ласкал мне грудь, влагалище. Со мной начинали происходить странные вещи, соски становились, как у молодой козочки рожки, начинал пылать цветок любви между ног. Вот я засовываю во влагалище пальчики, совершаю вращательные движения, делая вид, что его так вымываю. Они погружаются все глубже и глубже, совершая поступательные движения. Ножки согнулись в коленках и разошлись в стороны. Вот я уже чувствую шейку матки. Моя киска вся пылает. Не замечая, что мои глазки закрылись, а ротик сладострастно приоткрыт, я другой рукой трогаю сосочек, начинаю его мять. Как мне хорошо и приятно под пристальным, пожирающим взглядом неопытного создания. Как я его хотела в такие моменты... Я чувствовала, что от страсти схожу с ума... Да, таких сексуальных переживаний я не испытывала никогда в жизни. Для меня это было все ново и необычно.... Дожить до сорока лет и начать впервые испытывать прилив сексуальной страсти - это кое-что, от такого не трудно потерять рассудок... Стоп, хватит. Что он может подумать обо мне. И я с неохотой открываю глазки, ополаскиваюсь, вытираюсь и выхожу из ванной.

После таких эротических выступлений перед Витей, я не могла ночью сомкнуть глаз, лаская себя между ног и представляя его в своих объятиях. Ох, как я его хотела, это невозможно выразить словами... В молодости я даже не могла представить, что на старость лет будут такие сексуальные переживания. Никогда и ничего подобного в жизни я не испытывала. Для меня это все было в диковину. А может и правда оргазм есть.

Во мне боролось два начала, добро и зло... и одно из них взяло верх. Я решила, что этот маленький мужчинка будет моим, чего бы мне это не стоило.

Шло время, наступило лето. Всеми правдами и не правдами я достала семейную путевку на море на месяц, но так как я не могла на работе взять отпуск (да и не надо мне было это), то попросила мужа, что бы он поехал с сыновьями отдохнуть. Он был очень только рад и с большим удовольствием согласился. Ему лишь бы не работать.

Витина мама работала на электромеханическом заводе посменно. То первая, то вторая, то третья смена... И это меня очень устраивало, полностью входило в мои коварные планы... Я решила действовать сразу и наверняка, не имея права на ошибку...

И вот настал этот долгожданный день, день претворения моего коварного плана в жизнь. Витина мать стала собираться в третью смену. Видя, что где-то минут через двадцать она уйдет, от нетерпения быстрее начать воплощение задуманного, я, начиная действовать. Захожу в ванную комнату, снимаю трусики и кладу их поверх выварки с грязным бельем. Затем набираю ведро воды, беру тряпку и выхожу мыть пол на кухне и в коридоре..

Увидев это, Витя, сразу шмыгает в ванную комнату. Это было для меня не ново. Он почти всегда наблюдал за мной через вентиляционные отверстия в двери в момент уборки. Ведь я мыла пол, наклоняясь так, что подставляла для его обозрения свои ляжки и не только. Сидит он там и смотрит, как я, стою раком в коридоре, и вожу тряпкой по полу. Когда же непосредственно приближаюсь к двери, то ему открывается такой вид моих прелестей, что любой бы позавидовал.. Зная это, я старалась, как можно чище вымыть пол перед дверью в ванную комнату, слыша за ней его тяжёлое дыхание. Потом на полу в ванной комнате я частенько обнаруживала лужицы спермы. Он не успевал всё за собой убрать, так как я специально его выгоняла, крича ему:

-"Долго ты там еще будешь сидеть! Выходи, а то мне надо воду поменять в ведре! Как мне пол мыть, так ему в туалет сразу надо!" и т.п.

Вот убрала в кухне, перехожу к коридору.

-"До свидания Галина Николаевна, удачной работы"

Это я прощаюсь с Витиной мамой, она ушла на работу и ее не будет до девяти часов утра. Ура!!! Все теперь мое время.... Знала бы она, что я в течение ближайшего времени буду делать с ее сыном. Она бы ужаснулась. Но иди, работай, зарабатывай деньги, а я буду развращать твоего его, буду делать из него своего сексуального раба. Он наконец-то познает женщину, да еще какую!!! Все, Нина вперед, удачи...

И вот уже я в коридоре. Задираю, как можно выше подол юбки, что бы он ни мешал наклоняться, как можно ниже и расставлять ноги, как можно шире.… Становлюсь раком и приступаю к работе... Вот я и у двери ванной комнаты... Как можно широко расставляю ноги... Подол юбки у меня лежит, чуть ли не на спине... На мне нет, в этот раз, трусиков... Какой восхитительный вид ему открывается, как он сейчас умирает от счастья, думает:

- "Бестолковая тетка Нинка, не знает, что я вижу ее все прелести... Вижу самые интимные части ее тела... Ох, какое красивое влагалище... Какая попка... Какие ножки..."

А я всеми частичками своего тела чувствую его взгляд... Вот он проникает внутрь, доставая до самой матки... Я чувствую, как мои половые губы с каждым ударом сердца наливаются кровью, тяжелеют... Клитор увеличивается... Влагалище раскрывается, как створки у раковины, начиная источать сок и небесный аромат... Все я мокрая... и ужасно возбужденная...

Если бы он сейчас открыл дверь и взял меня, то умерла бы от счастья и была на седьмом небе... Но он мальчик скромный, не имеющий подобного опыта, так что ему даже в голову не может прийти, что тетка Нинка умирает и ужасно хочет его... Хочет, что бы он вошел в нее, изверг внутрь свое семя... Для этого она специально ему показывает свои прелести, показывает, что у нее началась самая настоящая течка... А во время течки суки теряют рассудок и готовы на все, лишь бы усладить свою страсть, погасить этот испепеляющий огонь...

Всеми частичками своего тела чувствую за дверью ванной комнаты тяжелое дыхание и сопение... Милый, зачем ты дрочишь? Расходуешь попусту драгоценную сперму. Оставь для меня! Ой, как она ещё пригодится! Вот я, возьми меня, я готова... Зачем в кулачёк, лучше в меня. Тебе намного будет приятней. Нежнейшая плоть поглотит, обнимет его, доставит ему неземное удовольствие. И тебе и мне будет приятней... Мое влагалище истекает, оно раскрыто для тебя и только для тебя... Ты мой единственный и желанный... Удовлетвори изголодавшееся тело, утоли и свою и мою страсть... Но он эгоист... Так он всю сперму израсходует... Все я уже не могу больше терпеть, надо ускорять процесс... Иначе умру от страсти прямо здесь в коридоре с тряпкой в руках...

Резко выпрямившись, я постучала в дверь и крикнула, что бы он быстрее выходил, так как я хочу в туалет, да и воду из ведра надо вылить. После какого-то непонятного шума и возни, дверка приоткрылась, и он вышел вес красный, как рак, устремив свой взор в пол. Я сделала вид, что совершенно ничего не заметила и не понимаю, что происходит...

Зайдя в ванную, сразу обратила внимание на лежащие сверху грязного белья мои трусики. Они лежали совершенно не так, как я их оставила... Взяла их в руки... Да они еще и в сперме... Ты не только их нюхаешь и рассматриваешь, но еще дрочишь, обмотав ими свой член... Ну, ты Витя даешь... Не так, как надо расходуешь семенной фонд... Так и на меня не хватит... Поднеся трусики к лицу, я понюхала сперму. Терпкий, дурманящий, пьянящий запах кольнул, как иголками в мозгу, я лизнула её язычком... Какое-то непонятное чувство и волнение охватило, по телу пробежала нервная дрожь...

Задрав подол юбки, я села на унитаз, широко расставив ноги, мощная струя мочи опорожнила мочевой пузырь (он все это время подглядывал за мной в вентиляционные отверстия в двери ванной комнаты). Затем сняла с себя халат, бюстгальтер и стала перед зеркалом совершенно голая... Какая у меня великолепная тяжелая грудь с торчащими сосками, окруженными темно-коричневым ореолом, какие широкие бедра, какое манящее и зовущее влагалище... Правда животик небольшой, но я думаю, он меня совершенно не портит.. Не зря говорят, что женщина без живота, это все равно, что клумба без цветов.

Повернувшись спиной к зеркалу, я наклонилась, развела ягодицы руками и посмотрела в него. Вид был неописуемый. Между широко расставленных ног виднелись разведенные в стороны большие половые губы, густо покрытые густой растительностью, в глубине которых показалось зовущее и манящее так мужчин отверстие. Та пещерка, которая ведет в глубину животика. Выше же, в коричневом ореоле располагалась сморщенная, девственная анальная дырочка, вокруг покрытая черными волосиками. Да, еще ничего, такую тётку драть и драть надо, какой товар пропадает... Ах уж эта тетя Нина, скрываешь такое добро.

В этом приподнято-возбужденном настроении включила воду и залезла в ванную. Сейчас Витя начнет подсматривать за мной через окошко... Я ему такое шоу устрою, что он умрет от счастья... Но он что-то не появлялся. Минуты тянулись часами. Я ждала, когда же он соизволит за мной начать наблюдение, но он что-то медлил... А может, весь сексуальный запал из него вышел и у меня ничего не получится. Мне даже стало страшно от таких мыслей. Неужели все мои старания и стремления пропадут даром.

Но вот наконец-то его мордашка появилась в окошке. Ой, как я этому обрадовалась. Чуть не вскочила с криком:

-"Витя, наконец-то ты соизволил обратить на меня внимание!"

Но у меня хватило благоразумия сдержать эмоции, и как обычно, начать спокойно, демонстративно показывать свои прелести, якобы не замечая его испепеляющего взгляда. Сердце бешено колотилась, низ живота пылал огнем. Было такое ощущение, что во влагалище мне вставили раскаленный стержень. Малые половые губы налились кровью и неприлично вылезли на всеобщее обозрение. Клитор напоминал крупную, перезревшую вишенку.. Груди налились и стали тяжелыми, как у коровы перед дойкой. Соски торчали и при каждом к ним прикосновении отдавались приятной истомой внизу живота.

Все я больше не могу, надо действовать дальше... Так продолжаться больше не может... Как тигрица перед решительным броском, собрала всю волю в кулак и неожиданно резко подняла глаза и наши взгляды встретились... Картинно закрыла руками свою наготу, сделала удивленное лицо и крикнула:

-"Ох! Как тебе не стыдно. Витя, что ты сделал! Разве так можно! Слез сейчас же оттуда, негодник!!! Как ты мог!!! Бесстыдник! Позор, какой позор!!!"

Его как ветром сдуло...

Я вылезла из ванны. Меня била мелкая нервная дрожь, ноги дрожали и подкашивались.. Начинался самый ответственный и решающий этап. Я достала из "заначки" початую бутылочку 96% спирта (благо я работала провизором в аптеке), налила в стаканчик грамм 50, разбавила водой из-под крана и выпила. По телу разлилось приятное тепло. Немного успокоившись, вытерлась, освежила свое тело в некоторых интимных местах дезодорантом, накинула на голое тело халатик и пошла с "этим негодником разбираться"...

Сердце мое готово было выскочить из груди, когда я подошла к двери его комнаты. Что я делаю, остановись... Ты же мать, он тебе в сыновья годиться... А если это был твой сын.... Но предчувствуя близкое наслаждение, и зов моего влагалища вели меня вперед к намеченной цели... Меня уже ничего не могло остановить... Истекающая соками сука была готова на все... Зов влагалища заглушал все...

Он лежал на кровати, укрывшись с головой одеялом. Подойдя к нему, я строгим голосом, полным горя и печали, униженной, обесчещенной и оскорбленной женщины сказала:

-"Витя, как ты мог, что ты сделал? Как ты мог так поступить? Я думала, что ты хороший мальчик, а ты... Мало того, что ты испортил мои трусы, так ты меня еще и очень сильно оскорбил... Как мы теперь будем жить дальше? Что мне теперь делать?" и т.д. и т.п.

Мой монолог оскорбленной женщины закончился тем, что я буду вынуждена рассказать обо всем происшедшем его матери, а она с него за это "спустит шкуру на барабан". Тут мой цыпленочек из-под одеяла подал голос:

-"Тетя Ниночка простите меня, я так больше не буду... Я Вас очень люблю и постоянно думаю о Вас... Я не хотел Вам ничего плохого сделать... Вы такая красивая... Ягодка, вишенка, малинка..."

Я торжествовала, план шел по намеченному руслу. Какая я же все-таки умная, а говорят, что бабы - дуры... Не цените Вы нас мужики...

Набравшись в голосе, как можно больше строгости я начала говорить, что если любят, то так не делают. Это не оправдание и все равно, об этом скажу его матери, и пусть она его накажет. Сейчас же позвоню ей на работу, пусть она знает, какой у плохой нее сын, развратник, настоящий маньяк сексуальный... И решительно направилась на выход из комнаты к телефону, который находился в коридоре.

Тут Витя пулей выскочил из-под одеяла. Бросился ко мне. Обхватил мои ноги, руками выше колен, уткнувшись головой в низ живота, не давая тем самым мне двигаться, он начал слезно молить о пощаде ... Что мне и надо ...

Свою мольбу он чередовал с поцелуями моих бедер, благо халатик мой распахнулся. Его страстные поцелуи, жаркое дыхание в низу живота и полная зависимость от моих действий, не давали повода успокоиться бедной женщине и привели меня в еще более возбужденное состояние. Между ног прямо начало хлюпать, внешние стороны бедер были влажными от выделяющихся из меня соков... Я текла, как настоящая сучка...

Мне было трудно передвигаться, но я все-таки смогла присесть на краешек кровати.. Сидела, а он уткнулся лицом в мои оголенные бедра, обхватив меня руками за попу, плакал и просил о пощаде. Нижние пуговки халатика почему-то были расстегнуты, и он распахнулся так, что был виден покрытый густыми кучерявыми волосиками лобок. Но я делала вид, что этого не замечаю, так как нахожусь в "горе и печали по поводу случившегося".

Витя страстно целовал мои ножки, называя меня всякими ласкательными именами, инстинктивно поднимаясь все выше и выше, к запретному и сладострастному цветку любви... Я соответственно, не препятствовала ему в этом, давая полную свободу действовать.. Даже немного развела ножки, в стороны пропуская его тело между ними. А оно, в свою очередь, оказавшись между ними продвигаясь вперед, всё больше и больше разводило их в стороны. Движения его становились судорожными, слова невнятными. Он находился в состоянии крайнего возбуждения (я уже не говорю о себе) от запаха зрелой женщины, её влагалища, его вида, да и вообще от близости этого запретного плода. Видя всё это, я начинаю немножечко сопротивляться и сжимать ножки, но не сильно, и говорить:

-"Витечка, что ты делаешь? Так нельзя, я замужняя, порядочная женщина. Я очень честная и скромная и некогда таких вещей себе не позволяла и не позволю. Ты меня насилуешь!!! Остановись, я тебе в матери гожусь... У меня сыновья такие, как ты... Как ты мне в глаза после всего этого будешь смотреть... Мы с тобой родственники все же..."

Ура!!! Его уже невозможно остановить. Он пробрался к моему влагалищу и тыкается в него носом, как слепой щенок, ища сосок у суки. Он уже безумен, он полностью в моей власти, не отдает отчет своим действиям. Рвется к запретному плоду любви, готов на все. Что остается мне делать, мечта моя сбывается!!! Я подвергаюсь насилию этого мальчика... Что я могу сделать, я слабая женщина, а он все-таки мужчина, как никак...

Бормоча что-то еще о том, что он меня насилует и за все ответит, откидываюсь на спинку и развожу ножки в стороны, подтягивая коленки к плечам, открывая тем самым перед ним неземной вид моего возбужденного влагалища, давая тем самым полный допуск к запретным утехам.

Он жадно целует, покусывает, лижет мой бесценный цветок любви... Ох, как я долго не была с мужчиной, как стремилась соблазнить это прекрасное создание. И вот мое влагалище раскрылось, как цветок, разнося благоухание выделений по всей комнате. Его губы идут навстречу его губам и сливаются в экстазе. С каждой секундой возбуждение нарастало все сильнее и сильнее... Вдруг на меня накатилась волна сладострастия, я возбудилась до безумного состояния и когда он случайно, сам не зная того, что делает, лизнул несколько раз клитор, я сжала ножки, прижав тем самым его голову к промежности, прогнулось... И оргазм огромной силы потряс мое тело... Все вокруг завертелось, закружилось, и я лишилась чувств.....

Очнувшись, я лежала на кровати с задранным до пояса, распахнутым на груди халатиком и расставленными в стороны ножками. Моя нагота, как я думаю, была прекрасна. Большие, красивые груди, с коричневым ореолом вокруг крупных торчащих сосцов, распластались на моём теле. Темно-красное мокрое раскрытое возбужденное влагалище, источающее неземной аромат... Я была на седьмом небе... Я любовалась собой...

Картина была бы не полной, если бы не дополнить ее склонившимся надо мной чудесным создание - Витей. Он смотрел на меня испуганными глазенками...

-"Тетя Нина, Вы живы? Я так испугался, Вы никому не расскажите, что я с Вами сделал?"

-"Вам не больно, а то Вы так кричали?"

-"Как Вы себя чувствуете?"

-"Я для Вас сделаю все, что Вы захотите"

-"Я буду выполнять все Ваши просьбы и приказы, только не говорите маме, что случилось, а то она меня убьет!"

-"Что ты наделал Витя, я чуть не умерла...", - только и смогла я промолвить обессиленным тихим голосом.

Я была не очень далека от истины, это был первый в моей жизни полноценный, настоящий оргазм, да еще какой... А я еще не верила в такие вещи.... Думала, что все это сказки....

-"Все зависит от того, как ты себя будешь вести, мой дорогой..."

-"Если будешь меня слушать везде и во все, то так уж и быть, я тебя пожалею и никому не скажу, как ты себя "плохо вел"

-"Но мне, конечно, это будет трудно сделать, но я постараюсь", - обнадежила я его.

Он был сильно испуган и возбужден, поэтому я прекрасна, знала, что он теперь полностью в моих руках. Теперь могу с ним делать все, что захочу. У меня появилась игрушка, которая никому и никогда ничего не расскажет, боясь позора и наказания своей матери, чтобы я с ним не делала..., что бы я ему не приказывала... Игрушка, которая с каждым годом будет становиться все лучше и лучше... Поэтому уверенная в том, что я теперь его полная хозяйка, и он беспрекословно будет подчиняться мне, и с целью закрепить свое господство над ним, набравшись наглости, отбросив всю свою природную скромность, я промолвила тихим голоском:

-"После твоего насилия у меня что-то стало побаливать внизу живота, а ну-ка, полижи мне попку, может, пройдет".

Мне никогда и никто этого не делал в жизни, да и позволить этого никому не могла из-за своего характера и убеждений, но я об этом мечтала в своих эротических грезах, это была моя несбыточная мечта, идея "фикс", и вот она сейчас может воплотиться в реальность.

И я перевернулась на живот, встала на колени, наклонилась, прогнулась, раздвинула ляжки руками, подставляя ему, тем самым в полное распоряжение влагалище и анальное отверстие. У меня замерло сердце. Никогда и ни перед кем я так не стояла, открывши себя всю на показ. Как последняя шлюха.

И вот он уже нежно коснулся язычком сфинктера, лизнул, попытался войти внутрь... У меня перехватило дыхание, волна возбуждения накатилась на меня с новой силой... Он лизал коричневую, сморщенную розочку так умело и опытно, что у меня зародилось сомнение:

-"Интересно, где он этому научился? А первая ли я у него вообще женщина? Не являюсь ли я мышкой в игре с кошкой? Не был ли у него хитроумный план моего соблазнение? Не попала ли я, а не он в ловушку?"

Но мне уже было все равно, страсть заглушала разум. Я отбросила всякую осторожность, и эти мысли у меня сразу вылетели из головы, как только его язычок оказался у меня внутри, а рукой ... рукой он начал ласкать мне клитор. Пальцы же другой руки были введены во влагалище и стали изнутри совершать массаж его передней стенки. Ощущение было неописуемое, такого я не испытывала никогда. Я чувствовала, что мое влагалище и анальное отверстие синхронно раскрываются так, как распускается бутон цветка. Я начала отрываться от земли. Ой, какой он молодец, как он все здорово делает... Даже учить не надо. Это превосходило все мои ожидания и мечты. Я хотела почувствовать его плоть внутри себя. Внутри все горело.

Когда, изнывая от страсти, перевернулась и легла на спину, широко разведя и подняв ноги, то с удивлением увидела Витю абсолютно голого с торчащим членом (когда он успел раздеться). Не говоря не слова, он подставил бархатную, желанную головку к входу во влагалище, надавил на его створки и с силой ввел. Член вошел, как по маслу, ни встретив, ни малейшего сопротивления. Исстрадавшееся чрево полностью поглотило его, с радостью приняв в свое лоно. По всем моим членам разлилась волна блаженства. Да из-за таких моментов стоит жить. Жизнь прекрасна, хотела закричать я... Все происходящее доказывало лишний раз, что мужики существуют не зря на свете и без них нам бабам-дурам никуда. А оргазм, оргазм ...он есть... он существует.

Витя начал попеременно вводит член, то глубоко, то нет, лаская преддверие влагалища, с каждой минутой наращивая интенсивность своих действий. Вот головка члена начала биться о шейку матки. Непроизвольно я начала рукой теребить клитор, совершая рукой вращательные движения, стараясь как можно больше доставить себе наслаждение. Внутри начало все сжиматься.... У меня закружилась голова, помутился рассудок, задрожало все внутри, земля стала уходить из-под ног... Неожиданно тугой напор раскаленной спермы ударил в шейку матки.... Я издала истошный крик, похожий на вопль раненной птицы и провалилась в пропасть… в прямом и переносном смысле...

Ох, если бы я знала тогда, какие мысли и планы насчет меня роятся в этой юной развращенной головушке и что меня ждёт впереди... Я наверно лучше бы уехала на море вместе со своими детьми... Но я была на седьмом небе от счастья, меня ничего на тот момент не интересовало, кроме как удовлетворение своей сексуальной похоти... Удовлетворения низменного инстинкта... Сучка, она и есть сучка, с какой стороны не посмотри... А тем более в период течки.

Так что самое "интересное и захватывающее" меня ждало еще впереди, а падение уже началось... Оно началось ещё тогда, когда моя пол я не одернула подол высоко задравшейся юбки. А это уже сам процесс падения, процесс превращения порядочной женщины, матери двоих детей в обычную, безотказную шлюху.

Меня ждало то, о чем я даже и не догадывалась, находясь в иллюзорно созданном мной мире, не обращая внимания на реалии настоящей жизни. Слишком уж я была занята собой, чрезмерно уверенная в своих силах, думая, что я слишком умная и всегда держу ситуацию в своих руках.

Конец первой главы

0

2

Глава вторая

Всё происходившее со мной ночью, помню очень смутно, так как постоянно проваливалась в небытие, от нахлынувших на меня эмоций, сексуальных и психологических переживаний. Была не готова к такой интенсивности половых отношений, к такому количеству оргазмов, которых вообще никогда не испытывала. Как мне казалось, Витя драл меня практически всю ночь, не переставая и не вынимая член из влагалища. Я была безвольной половой тряпкой в его руках.. Он только и успевал меня переворачивать, то на спину, то на живот, то на бок... Я была в прострации и ничего не соображала, не говорила ему ни да, ни нет, да он и не спрашивал. Он вел со мной, как с последней шлюхой, удовлетворяя все свои самые изощренные желания и мечты.

Да, когда я ходила подмываться в ванную комнату, то пару раз, а может быть и больше, прикладывалась к рюмочке, праздновала свой успех, свою победу на сексуальном фронте. Да и зажим внутренний у меня снимался, так как все-таки я была порядочная, не растленная женщина, верной женой и матерью двоих детей. Мне было страшно, что могла прожить всю жизнь и не испытать того, что испытала этой ночью.. А употребление спиртного, как вы понимаете, не укрепляло мою память... Так что все, что было ночью, я помню смутно, в самых общих чертах. Поэтому описать не могу всего того, что происходило со мной...

Утром проснулась с хорошим, приподнятым настроением, полностью сексуально удовлетворенной, смутно понимая, где я нахожусь, и что со мной произошло. Наконец смутные догадки и воспоминания стали посещать меня... Вити рядом не было.

- "Наверно Витя ушел в школу" - подумала я. Но почему он меня не разбудил... Я еще не прочь была помиловаться с ним... Хотела, что бы он поласкал мое страждущее, нежное тело... Но потихоньку я начинала приходить к реальности происходящего...

Я лежа на боку, подогнув под себя ноги и отставив зад, как последняя шлюха, без халата, абсолютно голая, вся в сперме. И самое интересное - мое влагалище, было гладко выбрито. Оно было, как у молоденькой девочки - ни единого волоска. Я вообще считала, что только шлюхи и продажные девки, так делают. Брить влагалище можно только перед родами или в каком-нибудь экстремальном случае, а вот так, просто взять и побрить влагалище... кому-то для утехи... Я была в шоке.

Вдруг мне надо будет пойти к врачу, что я ему скажу по этому поводу. Даже в туалет на работе надо ходит с осторожностью, вдруг увидят подружки, они же меня засмеют. Да и потом, когда волосики будут отрастать, там будет чесаться.. Что обо мне подумают сотрудницы, когда я на работе буду чесать лобок, а еще хуже влагалище... Поверьте, что мне порядочной, замужней и разменявшей пятый десяток было, от чего возмутится.

Как он мог со мной так поступить, воспользоваться моей минутной слабостью.

Но на этом неожиданности для меня не закончились. Мало того, что мое влагалище опухло и покраснело от чрезмерной нагрузки, а малые половые губы напоминали два вареника (я уже не говорю о больших). Так у меня к тому еще было непривычное ощущение в анальном отверстии. Я попыталась дотронуться до него, но отдернула от неожиданности руку, там что-то торчало. У меня сжалось сердце, что он мог сделать со мной, этот негодник. Я же приказала ему только язычком поласкать меня там, а он... Я начала дальнейшее обследование... И вот открытие.... У меня в заднем проходе торчала скалка, с одетым на нее презервативом. Думала ли я, когда делала пироги, раскатывая тесто, что это орудие труда, в конце концов, окажется у меня, мягко говоря, в жопе. Я не могла поверить, как он мне мог туда ее засунуть, а я и не почувствовала.

Хороша Нина. Там же у меня такая маленькая, девственная дырочка. Я туда пальчик не могла вставить, так как было очень больно и неприятно.

Да, попка у меня была девственница. Когда по молодости муж решил на неё посягнуть, я строго дала ему от ворот поворот. Больше он на эту тему даже и не заикался. Ему было четко сказано:

- "В задницу, трахают, только шлюх, у порядочных женщин, таких как я, есть для этих целей влагалище. Да и не как-нибудь, там раком или еще что-то в этом роде. Есть нормальная рабоче-крестьянская поза, в ночной рубашке, под одеялом. А если кому-то не нравится, то пусть катится на все четыре стороны"

А тут ... Бедная Ниночка, что он с тобой сделал? Какой подлец.

Говорила же я всем и всегда, что секс - это зло, от него одни неприятности... Бедная Ниночка... Бедная моя попка, что с тобой сделал этот изверг...

Собравшись с силами, я начала потихоньку вытаскивать скалку из заднего прохода. Не скажу, что бы было мне сильно неприятно или больно, когда она оттуда выходила, но и, приятного, тоже мало. Вот наконец-то она вышла, я дотронулась рукой до анального отверстия и ... ужаснулась. Вместо аккуратной шоколадной дырочки, там зияла... пропасть. Три пальца моей руки спокойно вошли в прямую кишку, не встречая ни малейшего сопротивления.

- "Ну, Витя, ну, подлец, я тебе устрою", - в гневе подумала я.

- "Ребенок невинный, я тебе покажу, ты у меня запомнишь на долго, как надо вес-ти со старшими" Я с трудом, в раскорячку встала с кровати. Ноги было трудно свести вместе, так как между ними была сплошная рана. Вся простынка была в сперме и в моих выделениях.

Я взглянула на часы и ужаснулась... Сейчас придет его мать с работы, а я в их комнате, да еще и таком виде. Что она может подумать обо мне... Кое-как заправив постель, схватив простынку, с компрометирующими следами, и халатик, я пулей вылетала из их комнаты. Быстро приведя себя в порядок, я побежала на работу (если так это можно назвать)... Стоит заметить, что когда я красила глаза, то на меня смотрела милая, помолодевшая женщина, с лукавыми, светящимися непонятным светом глазами. Мутная пелена, которая свойственна дойным коровам (каждый день за сиски дергают, а раз в год трахают или вообще шприцом сперму вводят), с них слетела за одну ночь... Это меня несколько порадовало.

С большим трудом, спустилась по ступенькам с четвертого этажа, держась за перила двумя руками. Мне было очень больно передвигать ножками, трусики приносили нестерпимые страдания, касаясь моей израненной промежности.. Мне ничего не оставалось делать, как зайти в первый попавшийся подъезд и снять их. Я облегченно вздохнула, мне стало немного легче... Да, все познается в сравнении... Хорошо, что работа находилась недалеко от дома, а то бы умерла от боли и страданий приносившим мне при ходьбе влагалищем и попкой.

Я шла и беспрестанно повторяла:

-"Ну, погоди, маленький негодник, я с тобой еще разберусь! Ты у меня еще поплачешь! Попросишь пощады, но я буду, неумолима, пощады не жди!"

Рабочее время тянулось ужасно медленно. Работа у меня сидячая, как я уже говорила, работала провизором в аптеке. Делала лекарства, смешивая разные составляющие, предварительно взвесив их на аптечных весах, согласно, рецептов. Сидение на стуле доставляло мне страдание. Приходилось опираться, то на одну, то на другую половинку задницы. Одновременно на обоих сидеть не могла, израненная промежность не позволяла этого. Зайдя в туалет, я мазала истерзанное влагалище и анальное отверстие детским кремом. Это на какое-то время приносило мне успокоение, да и воспаление постепенно проходило.

В конце рабочего дня, зайдя в туалет и задрав подол юбки, я увлеченно исследовала и покрывала густым слоем крема промежность, как над ухом вдруг услышала голос сотрудницы:

-"Ну, ты Нинка даешь, муж из дома, а ты уже и пизду побрила и без трусов ходишь. Ну, ты и шалава! А сразу так и не скажешь. Молодишься. На молоденьких мальчиков потянуло сучку. Девочкой-целочкой хочешь выглядеть. На блядки собралась, тихоня? Уже и дырку мажешь, своей смазки не хватает, что ли? Познакомишь! А то я тоже уже застоялась. Не будь эгоисткой. Ну, как Нинка?"

От испуга я чуть не выронила на пол крем. Как она недалека была от истины. Хорошо, что сразу сообразила, как ответит:

- "Да нет Верочка, проста очень жаркое лето. А я, ты видишь, какая жирная, как свинья. Не такая, как ты, худенькая и стройная, так что все потею и между ног потница. Трутся ляжки одна о другую. Страшное раздражение, даже ходить не могу, трусики больно одеть. Не знаю, что и делать? Вот мажу постоянно детским кремом, а он не очень-то помогает толком"

Верка, довольная, что ее похвали, и подтвердили ее "неотразимую красоту" и превосходство над другими, снисходительно сказала:

- "А ты детской присыпкой попробуй, мне кажется, она поможет лучше. Я когда-то пробовало, мне помогло..."

И звучно оправив свои биологические потребности, удалилась с гордо поднятой головой.

Домой, с работы мне было идти веселей. Уже не так болела промежность, да и чувство скорой расправы с этим негодником придавало мне силы.

- "Ну, племянничек, погоди... Я тебе устрою..."

Открыв ключом дверь, я зашла в коридор.

- "Здравствуйте Нина Федоровна, как дела на работе? Наверно соскучились уже за своими? Не переживайте, скоро приедут!", - встретила в коридоре меня Виткина мать.

- "Нина Федоровна, там Витя в ванной комнате фотографии печатает, если Вы хотите в туалет, то я его быстро выгоню. А если нет, руки на кухни можете помыть, я за это с Вами не буду ругаться", - хохотнула она.

- "Пусть печатает, мне пока ванная комната не нужна", - ответила я ей.

Знала бы она, что я готова ее сына в этот момент утопить в унитазе или выбросить из окна вниз головой. Будь моя воля, сейчас в ванной комнате придушила бы этого гаденыша... Дай ему пальчик, так он по локоть руку отхватит. Ну, ничего, уйдет твоя мать на работу.... я с тобой разберусь... Ты у меня поплачешь... Узнаешь, какая бывает тетя Нина в гневе.... Будешь мне ножки лизать...

Помыв на кухни руки, я пошла в свою комнату. Закрыла на ключ дверь. Сняла с себя платье, бюстгальтер и стала перед трельяжем... В отражении появилась весьма привлекательная, стройная обнаженная женщина.

Да, за эту ночь я сбросила, наверное, килограммов пять, стала стройней и прекрасней. Моя грудь не безвольно висела, как у спаниеля уши, а была подтянута и гордо была выставлена вперед с возбужденно торчащими сосочками. Она приобрела, всего за одну ночь, ту прекрасную свою форму, которую не имела уже много лет.. Животик втянулся, переход талия бедра стал более выраженным. Даже оголенное, гладко выбритое влагалище придавало мне определенный шарм. Выглядела более беззащитно и обнаженной, соблазнительной и доступной. Я не могла налюбоваться собой... Вся светилась какой-то энергией, страстью, наверное, развратом. Была чем-то похожа на шлюху. Чувствовала постоянное сексуальное возбуждение, напряжение внизу живота. И самое интересное - это мне начинало нравиться, приносить какое-то внутреннее удовольствие.

Вот какая я, посмотрите, беззащитная, голая, даже волосы на влагалище не прикрывают мою наготу, все дырочки мои открыты для Вас... Берите меня...

Повернулась спиной, наклонилась, развела половинки попки... На меня опять смотрело сморщенное, почти девственное анальное отверстие... Вроде бы и не было в нем скалки, не было безобразной дырищи, на его месте... Села на диван, расставила ножки и приступила к исследованию влагалища. По-сравнению с утром, оно было в прекрасной форме. Опухоль почти спала, раздражение проходило. Ощупывание его не вызывало болевых ощущений. Выдавив крем на руку, я стала мазать влагалище и анальное отверстие. Увлеченно обрабатывая попку, я случайно надавила на сфинктер и неожиданно для себя пальчик проскочил внутрь, не вызывая никаких неприятных ощущений и препятствий. Даже напротив, какое-то необычно приято-возбуждающее чувство, вызвало у меня новую волну эротических переживаний.

- "Попка себя прекрасно чувствует, даже лучше, чем когда она была девственна", - сделала я вывод из своих исследований.

Это необычное ощущение в заднем проходе заставило продолжить мои исследования. Намазав пальчик кремом еще раз, я без всякого труда опять засунула его туда и стала совершать нежные вращательно-поступательные движения. Все это вызвало бурю эмоций... Соски еще больше увеличились в размерах и стали неприлично вызывающе торчать, влагалище налилось кровью и потекло, дыхание перехватило, и я часто задышала... Необычайная волна чувств нахлынула на меня с новой силой. Откинувшись на диван, я продолжала ласкать себя, подключив к этому процессу возбужденное влагалище... Наступление оргазма и переживания последних суток сделали свое дело, я крепко уснула...

Мне снился приятный эротический сон, в котором я была наложницей в гареме или проституткой в борделе... Любой мужчина мог со мной делать все, что ему заблагорассудится.... Ох, какой это был сон... Что они со мной только не вытворяли... Сексуальные переживания не отличались от реальных ощущений... Как не хотелось просыпаться, но переполненный мочевой пузырь сделал свое дело...

Проснулась я ровно с 22.00, как говорится с началом шестого сигнала.

- "Московское время 22 часа", - подтвердил мои догадки диктор центрального радио.

Разбудил меня не столько он, сколько, как я уже сказала, желание сходить в туалет.

Набросив на голое тело халатик, я вышла в коридор, направляясь в ванную комнату. Шла в туалет, находясь еще в состоянии дремоты, но вдруг какие-то звуки вывели окончательно меня из состояния дремоты. Я услышала два мужских голоса доносившихся из комнаты соседей. Подошла к двери, прислушалась и услышала следующий диалог:

- "Ну и пиздища у нее, вот это класс!!! Никогда не видел ничего подобного."

- "Эх, такую бы отодрать. На нее кончать и кончать!!! А сосет она?"

- "Нет, не сосет! Или не умеет или не хочет" , - ответил Витя.

- "А писун бы ей в ротике не помешал. Ты посмотри, какие пухленькие губки. Целуется, наверное, здорово в засос"

Мне сразу перехотелось писать, я напрягла слух еще больше. Они обсуждали что-то не совсем приличное. За дверью разговаривал Витя с кем-то из своих друзей. - "А вот еще посмотри. Ты такого вообще никогда не видел"

- "Ух, ты, так эта волосатая и лысая одна и тоже? Даже не вериться! Вот баба суперая"

- "Губища, какие, посмотри, вот класс! Как у коровы вымя весят. Какая шлюха классная, ебет же кто-то таких, а тут с этими мокрощелками связываться приходится. А это что, сперма течет из пизды? Вот здорово, такого я никогда не видел.... А кто ее трахал?"

- "Кто, кто? Я!"

- "Не верю, что ты Витька фоткал такую телку, а тем более трахал. Она бы тебе в жизни такого не позволила, так как мелкий ты еще, писун не вырос"

- "А я ей бабки заплатил, вот она и дала... Бабы за деньги на все пойдут. Даже такому мелкому, как мне дадут"

- "Ты хочешь сказать, что она и мне даст, если я ей забашляю?"

- "Но не знаю, если пообещаешь не трепаться, да и бабки будут, то думаю, что вопрос решить можно. Я с ней поговорю на эту темку, думаю, что она будет не против."

- "Ни фига себе, почти вся скалка в пиздень вошла! Даже не верится!" - не унимался Витин собеседник.

- "Да, ебется она знатно, как кошка, только и успевай засовывать"

- "Витя, не верю, что ты ее трахал? Не поверю никогда! Хоть убей меня. Пока сам не трахну, не поверю..."

- "Поверишь, поверишь... Вот когда засунешь ей, сразу поверишь."

- "Похожа по комплекции на твою соседку, но та уже старая кляча, а эта в самом соку..."

У меня сжалось сердце. О ком они говорят, что они смотрят, что обсуждают. Смутные догадки и сомнения носились в моей голове. Чувствовала, что это имеет какое-то отношение ко мне, но какое? Я поняла, что они рассматривают фотогра-фии обнаженной женщины. Но какой? Кто она? Откуда Витя их взял? Конечно, в этом возрасте пацаны находят всякие картинки с обнаженными женщинами и дрочат на них. Тут нет ничего удивительного, но как-то неприятно у меня защемило сердце, нервная дрожь пробежала по телу.

- "Если бы не видел своими глазами, не поверил, во очко какое классное."

- "Так она и в жопу дает! Вот здорово... А скалочка в очке ей идет!"

- "Я и в жопу ее ебал, класс. Очечко - мышиный глаз. Ты даже такого и в своих самых смелых мыслях представить не можешь!" - констатировал Витя.

- "Ничего себе мышинный глаз, даже скалка вошла. "

- "Так это потом я ее туда вставил, когда она от страсти изнывала и просила меня, что бы я ее еще трахнул"

- "Вот телка потрясная, все бы отдал, что бы такую бабу трахнуть"

- "Витька, так ты и, правда, сам фоткал? Даже не вериться! Я думал с какого-нибудь журнала перефотографировал"

- "Ты что не видишь, что это в нашей комнате фотки сделаны. Ты посмотри, кровать такая же, как и эта. Видишь, прут погнутый"

- "Точно, вроде похоже... Но все равно с трудом верится. Витка, если все так, как говоришь, то договорись с ней..."

Витка многозначительно промолчал.

- "А сиски, вообще класс, на одну лег, а другой укрылся. Обалдеть!"

- "Ну, ты меня Витек порадовал, дай пяток фоток, что бы вечерком, на что было взрочить."

- "Да, и пацанам, показать, пусть подрочат. На такую бабу не грех и подрачить!"

- "Ладно, Боря, только завтра отдай обязательно."

- "Так, дай я отберу лучшие. А чего нигде лица не видно. Зря ты лицо испортил. С личиком приятней было бы... Посмотреть в ее блядские глазки"

- "Да она попросила, что бы ее никто ни узнал. Все-таки баба взрослая, семья у нее есть. Узнают, неприятности будут, кому это надо. Да и мне голову оторвут, что такой клад сдал"

- "Ты меня прости, но все равно не верится, что ты сам фоткал, хотя и понимаю, что ты"

- "Вообще, как хочешь, но с этой телкой познакомишь меня, а, то я умру от спермотоксикоза"

- "Боря, это дорого будет стоить. Ты что думаешь, мне это дешево обошлось? Если бы ты знал..."

- "Это стоило о-го-го... Она шлюха дорогая. Если сведу, то готовь бабки!"

- "За этим дело не станет, найдем. Ради такой бабы, я готов на все, хоть банк грабануть", - сказав это, он ехидно засмеялся.

- "Все Витек, завтра отдам фотки. И насчет бабок не бойся, я решу. Да, такая стоит, конечно, дорого. Ну, а сейчас, как покажу пацанам, так все упадут, все сразу кончат, спермой изойдут... "

- "Боря, только завтра отдай обязательно. А то я еще одним товарищам обещал показать"

- "Отдам, отдам. Что я, жмот, какой-нибудь или подводил тебя. Спасибо, ну я пошел. До завтра..."

Я еле успела заскочить в свою комнату. Что они обсуждали, о чем говорили, с кем он разговаривал? Меня мучили смутные догадки.

Вот они стоят у выходной двери и о чем-то тихо шепчутся. Я не могу разобрать слов, понять смысл разговора. Любопытство берет верх, и я выхожу в коридор. Это был Витя со своим школьным товарищем Борей, который жил в соседнем подъезде. Они со мной вежливо поздоровались, и я направилась в сторону туалета, как за спиной услышала шепот:

- "А это не она Витя? Похожа она, как две капли воды! И не такая уж она и старая вроде"

У меня подкосились ноги, струйка мочи потекла по ногам...

- "Да нет, что ты! Это уже старуха! Кому она нужна, там уже наверно все мхом заросло."

Они довольные это шуткой хохотнули, и Витя вышел в подъезд провожать своего друга.

Меня бил озноб. Сидя на унитазе, попивая разбавленный спиртик, для укрепления духа, я судорожно думала о происходящем. Меня всю трясло, сердце бешено колотилось. Что все происходящее касалось меня, уже не вызывало сомнений. Но в какой степени... Что там за фотографии? Сейчас я приму душ, приведу себя в порядок, успокоюсь и во всем разберусь... с этим негодником.

Приведя себя в порядок и, более менее, успокоившись, подошла к Витиной двери. Деликатно постучала.

- "Да, войдите, тетя Нина", - услышала я ответ.

По его голосу я поняла, что он ждал моего прихода с нетерпением.

Нехорошее предчувствие охватило меня. Мой план давал сбой, меня куда-то несло в пропасть независимо от моей воли. Я понимала, что ситуацию уже не контролирую.

- "Что Вы тут смотрели?", - начала я сразу без прелюдий.

- "Да вот, фотки"

Он протянул стопку фотографий, смотря с интересом в мои глаза. Я взяла их дрожащими руками и присела на краешек стула, подогнув под себя ноги.

Фотографии были черно-белые и не очень хорошего качества. Но в вульгарно развалившейся даме на кровати, показывающей все свои прелести, я узнала... себя. Да, да - это была я вне всякого сомнения... Это ничего, что не было видно лица... Бесстыдно раскрытое влагалище я не могла не узнать... Столько я его раз рассматривала, щупала, изучала и тут вот, ... оно на фотографии передо мной. Теперь любой мог на него смотре, отпускать пахабные шуточки... У меня потемнело в глазах. Я поняла весь ужас своего позора. Слезы полились ручьем... Я стала доступной для всех женщиной... Как я могла так низко пасть... Я тихо плакала, содрогаясь от рыданий...

Тут ко мне подошел Витя, обнял за голову, прижав к своему животу, и начал утешать:

- "Тетя Нина, да Вы что, Вы же сами меня просили, что бы я Вас сфотографировал! Посмотрите, какая у Вас красивая фигура, какие сисечки, какая талия, какие бедрышки, какая писечка. Просто сказка. Такого не у одной женщины нет. Они с Вами даже сравниться не могут"

Я не хотел Вас фотографировать, а просили:

- "Витенька, сфотографируй меня, а то скоро мои приедут и я тебе не смогу давать часто, а так ты хоть на фотку посмотришь и подрочишь, вспомнишь наши встречи!"

Я была морально раздавлена. Как я могла такое говорить, да еще после этого расставлять ноги перед этим пацаном малолетним! Я была на грани обморока. Большего позора я никогда не испытывала в жизни.

- "Давайте я их Вам все отдам вместе с пленкой. Если Вы так переживаете, то забирайте их. Можете делать с ними все, что угодно. Они мне не нужны, если Вы так переживаете... Хотя Вы на них очень красивая. Даже Борька чуть не умер от переполнявших его чувств, когда увидел фотки"

- "А фотографии, которые забрал Борис... Там тоже я?"- сквозь рыдание произнесла, незнакомым мне голосом.

- "А кто же еще, тетя Нина! Вы! Больше здесь никого не было. Он завтра их отдаст. Но Вы не бойтесь, там тоже лица не видно. Я когда печатал фотки, то Ваше лицо закрывал. Это же должно быть нашей тайной. Не правда, ли?"

- "Витенька, но так, же нельзя поступать. Нельзя никому показывать их. Я же взрослая замужняя женщина, у меня сыновья такие, как ты. Ты же взрослый уже мальчик, должен понимать все... Ты можешь разрушить все, разрушить мою жизнь..."

Я поняла, что полностью нахожусь в его руках. Меня всю трясло. Теперь он в праве поступать со мной так, как ему заблагорассудится. Придать меня позору или нет... Какая я дура, как я могла так себя бездумно вести, поддаться низменным инстинктам и чувствам... Ебаться ей захотелось, дура жила без этого сорок лет и еще бы прожила столько.

Если он все это покажет своей матери или моему мужу, так я не только не оберусь позора, но еще и уголовное дело заведут за растление малолетних... А муж только и будет рад... Найдет себе другую, помоложе... Да попала ты Нинок... Теперь ни в коем случае с ним нельзя сориться, надо выиграть время и взять ситуацию в свои руки. Все эти фотки и пленку забрать и уничтожить. Больше не давать ни малейшего компромата на себя. Я все-таки умная, опытная женщина, а он еще не смышленый юнец... Придушить зов влагалища, думать головой, а не тем, что между ног... Как я могла на такое пойти... Дура...

- "Тетя Нина не бойтесь, все будет нормально... Все будет хорошо, никто не узнает о происшедшем с Вами" - сквозь мои мысли донесся до меня Витин голос.

Я смутно стала вспоминать. Зная, что Витя занимается фотографиями (он даже нас всей семьей пару раз фотографировал), я его о чем-то в этом направлении просила... Вот старая дура, надо бросать брать в рот спиртное, а по мозги вообще отсутствуют... Алкоголь в мозгах и все в розовом цвете, Мерелин Монро трахнутая... Так женщина, как женщина, а как выпью, так самые низменные инстинкты и мысли просыпаются... Идиотка... Дура старая... Шалава... Прошмантовка...

Не было на свете, наверное, таких оскорбительных слов, которыми я бы не обзывала себя в этот момент.

Рассматривая фотографии, в моем мозгу начали всплывать воспоминания о том, как уже под утро, я сходила на кухню, взяла скалку, одела на нее презерватив и попросила Витю, что бы он меня ей оттрахал, как последнюю шлюху во все дырки и это все снимал на фотик. Говорила, что я недостойна его члена, его любви, так как я последняя тварь, пошла на растление малолетнего. А когда он засунул мне скалку в задницу, то я категорически отказалась ее вытаскивать оттуда и сказала, что так буду ходить, что бы все видели, что я его щлюха и последняя блядь... Созданная только для того, что бы приносить ему удовольствие. Что бы он меня трахал куда хотел и как хотел.. Что бы меня трахали все те, кому он разрешит и позволит трогать мое тело, лишь бы это ему было приятно... О, какая я чекнутая дура... Таких дур еще поискать надо... Он пытался уговорить меня ее вытащить, но я категорически отказалась и так уснула...

Все больше ни грамма спиртного в рот не возьму... Что бы я еще раз выпила...

А эта фотография: раскрываю руками створки влагалища, а из него сочится сперма и течет по ягодицам... Как я могла так низко пасть... Но смотря на нее, что-то внутри шевельнулось, и волна приятных воспоминаний посетила меня, но я их сразу же отогнала прочь... Дура, старая дура - прекрати... В самом страшном сне я не могла о таком подумать... А ту не сон, а явь... Ужас... просто ужас....

Как мне было стыдно, как я могла так себя унизить. Я тихо плакала, уткнувшись лицом в руки, а Витя стоял рядом, гладил по волосам и успокаивал:

- "Ничего страшного, успокойтесь тетя Нина, все будет хорошо. Я Вас люблю... Вы самая лучшая на свете, самая красивая.... Никто и не догадается, что это Вы на фотках... Вам же приятно со мной? А это главное..."

Говоря это, его руки начали бродить по моему телу. Я пыталась увернуть от его бесстыдных ласк, но он настойчиво продолжала обследовать мою грудь... Вот он коснулся соска, вот начинает его мять, оттягивать... Я пыталась вяло сопротивляться, отстраняя его руки, но он был настойчив, да и предчувствие близкого наслаждения и зависимости от него притупляли мою способность к сопротивлению. Постепенно желание стало наполнять меня...

Вот он развязал пояс халатика и стаскивает его с моих плеч... Целует мочку ушка... Этот поцелуй отдается приятной истомой в груди и внизу живота... Берет сосок в рот и начинает его посасывать, покусывать, прижимать язычком к небу... Руку просовывает между бедер, которые, я инстинктивно развожу в стороны, подставляя влагалище для бесстыдных ласк ... Он вводит пальчик внутрь и начинает совершать возвратно-поступательные движения... Всеми частичками тела я чувствую это, чувствую, как стенки детородного органа сжимают этот посторонний предмет, не желая, что бы он покинул эту сладостную обитель... Я приподнимаюсь чуть-чуть над стулом, позволяя тем самым добраться ему до самых потаенных уголков моего естества... Матка начинает жадно сокращаться, как рыба, выброшенная на берег, соки любви истекают из меня... Все, я его хочу, мой разум перемещается между ног... Я парализована безволием... Влагалище ведет меня к погибели... В пучину страстей...

- "Витя, перестань, у меня очень плохое настроение. Пусти. Мне совершенно не хочется заниматься этим" - только и смогла произнести я.

В ответ он только усиливает напор своих ласок. С каждой секундой желание к сопротивлению у меня все меньше и меньше.

- "Витя, то, что произошло, не может больше повториться. Я уже взрослая женщина, а ты - маленький мальчик. У меня сыновья, такие как ты. Перестань, прошу тебя, не лезь ко мне. Ну, Витенька, ну прошу тебя. Не мучай меня " - повторяю я, как заклинание. Вот халатик обнажил меня по пояс, полностью оголив мою грудь, и безвольно упав на стул... Он поднимает меня со стула, и халатик падает к ногам... Стою перед ним абсолютно голая и беззащитная, бормоча себе что-то под нос о том, что так нельзя, и я не хочу этого... Он берет меня за руку и влечет за собой на кровать... Я безропотно ложусь на спину, покорно расставляя ножки в стороны и подхватив руками под коленки, задираю вверх... Вот его губы коснулись губ моего влагалища, которые страстно ждали этого момента... Его язык исследует все щелочки и скидочки промежности... Вот его пальчик и меня в попке, массирует ее, чем вызывая из моей груди легкое постанывание...

- "Витя, не надо. Отпусти меня. Что ты со мной делаешь? Ты будешь призирать меня за это..."

Но я уже больше не могу выносить эту пытку, готова на все лишь бы почувствовать его плот внутри себя. Все струнки во влагалище напряжены до предела, содрогаются мелкой дрожью от предчувствия близости скорого наслаждения, соки страсти и вожделения текут по промежности, оставляя на простынке влажное пятно…

- "Витинька, родненький, возьми меня, я больше не могу терпеть..." - вырывается из моих уст.

- "Я сейчас умру..." - произношу я с перехватившем горло дыханием.

- "А скажите, так, как Вы вчера говорили, - медлит он"

Изнемогая от желания и невозможности больше терпеть переполняющей меня страсти, я произношу раболепным голоском:

- "Возьми меня я твоя, твоя и только твоя... Делай со мной, что хочешь... Только не мучай... Умоляю..."

Неожиданно для меня, в его руках оказался тюбик вазелина.. Он открыл, выдавил его на руку и обильно смазал мне задний проход. Затем подвел головку члена к моей анальной дырочке и начал потихонечку проталкивать ее внутрь. Немножко больно, но ничего... терпимо. Я как могла, помогала ему в этом, стараясь, как можно сильнее расслабить мышцы ... И вот он во мне... Входит все глубже и глубже... Его яички бьют меня по попке... Мышцы сфинктера с силой сдавили член, это давление, я регулировала сильнее или слабее, напрягая мышцы промежности... Смотрю ему в глаза и вижу, какое наслаждение приносит ему моя игра ... Да, я готова для него на все... лишь бы доставить ему удовольствие... Но надо не забывать и о себе... Я ручкой начинаю теребить клитор... Волна сладострастия захватывает меня с головой... Оргазм один, второй, третий... Я между небом и землей... Как он все умело делает! И не все так страшно, что со мной произошло... Ну, фотографировал он меня, ну и что... Все хорошо, я прекрасная женщина, мать и любовница... Он меня любит, как никто и никогда не любил... Завтра я их заберу и уничтожу... Ой, какой он хороший мальчик, как я люблю его. С каждым движением его члена моя любовь к нему все крепла и крепла....

Он вынимает член из заднего прохода, переворачивает меня на животик, становит раком и входит во влагалище сзади. Мои сисечки в такт его движениям бьют меня по рукам, задавая ритм движения его бедер... Большой палец руки он вводит в задний проход, начиная массировать его. А вторая рука ласкает клитор... Ой, какой он молодец, где он всему этому научился... Мое дыхание участилось, по телу побежали электрические разряды, закружилась голова... И новая волна оргазма обрушилась на меня с сокрушительной силой... Струя спермы ударила в матку, которая начала жадно испивать эту живительную влагу, макая в нее свою шейку... Я как бешеная самка задернулась, сжала бедра и безвольно упала животом на кровать...

Когда я пришла в себя, он лежал на боку рядом, играясь с грудью, посасывая сосок... Я посмотрела на него взглядом, полным любви и нежности и спросила:

- "Витюша, тебе хорошо со мной? Ты не осуждаешь меня? Не думаешь, что я непорядочная женщина? Просто я люблю тебя!"

- "Тетя Нина, Вы что, мне так классно с Вами. Я бы проводил целыми днями и ночами рядом с Вами. Вы такая хорошая"

- "Витя, а можно я спрошу у тебя одну вещь?"

Он согласно кивнул головой.

- "А были ли у тебя женщины до меня?"

Он немного помялся и сказал:

- "Мне очень жаль, но Вы, тетя Нина у меня не первая! Не хочу Вас обманывать!"

Отчего-то мне сразу стало грустно. И слезки сами собой потекли по щекам. Я его дико ревновала к неизвестной мне женщине, которая смела, покуситься на его девственность.

- "Тетя Нина, не плачьте! Я все равно Вас люблю больше! У меня с ней было по принуждению, а с Вами... совершенно другое дело. Мне очень хорошо с Вами. Я так долго об этом мечтал.. Вы такая красивая..."

- "А ты мне расскажешь про нее? Кто она?"

- "Но если Вы хотите, то, пожалуйста. Но только Вы об этом никому и никогда не скажите. Поклянитесь"

Я поклялась и он начал свой рассказ.

Конец второй главы

0