Диспансеризация

Алеша был застенчивым долговязым 14-летним подростком. Женщины, особенно взрослые, вызывали у него страх и безумное желание. Добавим к этому, что с недавнего времени на Алешином лице стали в изобилии появляться прыщики.

Как-то раз позвонили из регистратуры районной поликлиники и сказали, что завтра необходимо пройти диспансеризацию.

Наутро Алеша отправился в поликлинику. В подростковом кабинете сидели две женщины: врач Тамара Васильевна - статная, 48-летняя дама с высокой прической-кораблем, и молодая 24-летняя медсестра Ольга - темно-рыжая, с опущенными уголками рта.

- Давай свою карточку... Алексей Буков? Раздевайся.

Алеша снял брюки и рубашку и остался в черных хозяйственных трусах (дело было в начале 80-х).

- Так, встань на весы ... Теперь сюда, под эту планку... Теперь дай-ка я тебе обмеряю грудную клетку... - с этими словами медсестра, одернув халатик, подошла к Алеше с сантиметровой лентой и обхватила его, слегка прижавшись.

Внизу Алешиного живота стала расти пустота. Мальчик густо покраснел, ладони покрылись испариной... Ольга заметила это, но ничего не сказала. Это заметила и Тамара Васильевна и, отложив в сторону журнал, внимательно посмотрела на подростка.

- А ну-ка, иди сюда! Оленька, посмотри, как ты на молодых людей действуешь!

- Тамара Васильевна! - зарделась Оля.

Алёша на ватных ногах подошел к столу врачихи.

- А хирург тебя уже смотрел? Нет? Тогда я это сама сделаю, чтобы тебе времени не терять. Ну-ка, приспусти трусишки..., - сказала Тамара Васильевна, надевая очки.

- Вы... вы…, может, не надо? - промямлил Алеша, холодея от страха.

- Да не стесняйся ты, я же врач, я только проверю, всё ли у нас тут в порядке, - с этими словами Тамара Васильевна мягко притянула Алешу за резинку. Затем она плавно спустила трусы, подведя резинку под яйца. Пиписька мальчика грустно выглянула вниз из своего убежища.

- Ну-с, посмотрим, что тут у нас, - пропела врачиха, беря ее в руки.

Пиписька стала медленно превращаться в хуй, к ужасу хозяина. Алеша закрыл глаза.

- А с девочками уже гуляешь? - спросила Тамара Васильевна томным грудным голосом, любуясь членом и как бы ненароком, поправляя резинку, провела рукой по яичкам. От чего хуй встал торчком и подрагивал.

- Н-нет, то есть в кино хожу иногда... - пролепетал Алеша.

- Сейчас я проверю, нет ли у тебя каких-либо отклонений. Стой спокойно, - Тамара Васильевна мягко взяла в пригоршню Алешины яйца и начала их медленно перекатывать в руке. Алеша громко сглотнул.

- Так не больно? А так? - Тамара Васильевна продолжала ласково поглаживать яйца мальчика, иногда чуть сжимая. Алеша замычал.

- Тамара Васильевна, может дверь закрыть? - спросила медсестра.

- Закрой, закрой, голубушка!

Оля встала и закрыла дверь на ключ.

- Алексей, я вижу у тебя много прыщиков на лице. Знаешь почему? - врачиха всё продолжала мягко массировать ему яйца.

- Нет...

- А это потому, что ты уже мужчина, и тебе нужна иногда разрядка твоей силы.

- Я лосьоном.... кожу.... очищаю… - севшим голосом пробормотал подросток.

- Это правильно, но лучше все - же более естественные способы. Правда, Оленька?

Смущенная медсестра кивнула.

- Давай-ка мы тебе немного в этом поможем. Хочешь? - постепенно переходя с яичек на ствол, ласково сказала Тамара Васильевна.

- Да...

- Ну, миленький, давай, выкладывай, что там у тебя! Не бойся... - продолжая мягко поддрачивать Алешин хуй, приговаривала врачиха.

Вдруг Алеша не выдержал и, охнув, выпустил первую густую струю млечной спермы на халат Тамары Васильевны, потом еще и еще.

- Ой, извините, я не хотел...

- Да ничего, глупенький, это же нормально! Ты разве сам себе никогда так не делал, своей рукой?

- Нет, мне родители говорили, что я ослепну, если буду себя там трогать.

- Боже, какая чушь! - воскликнула Тамара Васильевна, снимая забрызганный спермой халат, а Оленька тихо засмеялась. - Иди ко мне, мальчик, я вытру твою письку.

Алеша глупо улыбался. Его только что кончивший членик еще подрагивал. Опытные руки 48-летней женщины слегка залупили головку. Внезапно врач наклонилась и обхватила слегка опавший хуёк ярко накрашенными губами.

- Ой, что вы делаете! - Алеша охнул от неожиданности, стыда и наслаждения.

- М-мм, мой маленький, потрудился на славу! - приговаривала Тамара Васильевна, целуя головку, забираясь язычком под уздечку и не забывая нежно ласкать яйца подростка.

Вылизав начисто член мальчика, Тамара Васильевна поправила очки и вернулась за свой стол. Пионерский хуй быстро набрал былую мощь.

- Вот видишь, и тебе легче стало, и нам с Ольгой Александровной приятно! - ворковала Тамара Васильевна, как будто не замечая новой Алешиной эрекции. - А теперь попробуй сам, своей рукой.

Алеша взял полувставший член в правую руку и начал медленно драчить, опустив глаза.

- Нет, не так надо, - Тамара поднялась со своего кресла, и, облизнув губы, подошла к пионеру сзади.

- Вот так, - она взяла хуй в руку и, сильно сжав, а потом ослабив хватку, стала не спеша мастурбировать подростку.

- Ну, надо тебе еще кое-что показать! Да и не пропадать же добру, - Тамара Васильевна обошла мальчика, наклонилась, взяла свой халат за полы и подняла его вверх. Открылась обтянутая длинной черной юбкой попа. - Никак молнию не найду… Олечка, помоги!

Медсестра помогла начальнице избавиться от юбки и трусиков, и квадратным глазам школьника открылась такая картина: тетя-врач стояла облокотившись на свой письменный стол; ноги в чулках телесного цвета были расставлены на ширину плеч; а прямо на Алешу смотрел огромный, белый, зовущий зад взрослой женщины. По внутренней стороне правой ляжки катилась капелька женской смазки.

- Оля, помоги молодому человеку!

Оля послушно взяла Алешу за член и стала вводить его во влагалище Тамары Васильевны. Тамаре пришлось немного присесть - она на каблучках была выше своего пациента сантиметров на десять.

Наконец, хуй проскользнул во влажную, горячую пизду и забултыхался там, как кораблик в океане.

Оля, положив руку на попку мальчика, легонько подталкивала его вперед, пока Алеша и сам освоился в новой обстановке. И, вцепившись в тетенькины бедра, стал вколачивать свой кол в огромную черную пиздищу.

- Ах, хорошо! Молодец! Давай, сильнее… - охала и стонала врачиха.

Оля, тем временем, мастурбировала, запустив руку под трусики.

- А - а - а... я... сейчас... - с этими словами Алеша излился бесконечными струями в аппетитное лоно врачихи...