Гриша

Я сижу на низком стульчике спиной прислонившись к стволу огромного, толстого дерева.
В тени его кроны прохладно. Я широко расставила ноги и подобрала вверх подол сарафана. Белобрысый мальчик стоит у меня между раздвинутыми ногами и высунув язык, придерживая рукой свой ствол небольшого полового члена, трудится над тем, чтобы попасть им в мое лоно. Но все-таки добился своего. Ну и пусть.
Он мне очень надоел. Мимо нас, по тропинке, проходит Антонина Петровна. Она усмехается:
- Все-таки дала? - спокойно говорит она - давно надо было, я же говорила тебе, что он не отстанет…

Я вяло машу рукой.
- как хорошо - бормочет мальчик в том момент когда его член полностью погружается в меня.

Антонина Петровна остановилась и с любопытством наблюдает.
- А я уж подумала, что ты ему никогда не дашь. Надоел и достал, да?

Я молча киваю головой. Еще как надоел, и еще как достал. Уже полгода, как каждое утро начинается одним и тем же. Он сидит у меня во дворе. И едва я выходила на улицу, чтобы подоить корову и выгнать ее со двора, чтобы передать пастуху общего стада, я сталкивалась с этим мальчиком.
- Вы мне сегодня дадите? - этим вопросом начинался каждый мой день. Вначале я сердилась. Потом отмахивалась от него. Но он не отставал от меня. Он ходил за мной по пятам. И снова, и снова канючил - когда вы мне дадите поебать?

Я делала вид, что его не существует. Но какое там. Он мог ухватить меня за подол. Мог улучить момент, и задрать его на мне. При этом он громко восхищался.
- какие ноги стройные. Вот бы мне вам засадить. Когда вы дадите?

Мои попытки объяснить ему, что он еще маленький, и что я не хочу делать с ним половой акт. Были обращениями в пустоту. Он внимательно слушал и тянул руки ко мне, чтобы меня потрогать. Едва я заканчивала свой монолог, снова звучал этот вопрос:
- когда вы мне дадите?

- да, дай ты ему. Пусть успокоится - стали мне говорить бабы - тебе не надоело? Я бы давно уже дала.
Он же зануда. Он не отстанет.

Каждый вечер я слышала от него:
- спокойной ночи, тетя Таня, а вы мне завтра дадите?

На нашем хуторе всего восемь дворов. Грише уже давали все взрослые женщины.
И он легко может снова поиметь любую. Но, с какого-то момента времени, он прилепился ко мне как банный лист. Не стряхнуть и не оттолкнуть. Антонина Петровна, его мама. Она не так давно пришла ко мне, и не стесняясь его присутствия завела разговор.
- Тань, ну дай ты ему, наконец. Тебе жалко, что-ли? Он же жрать перестал, только воду пьет. Работать надо, а он за тобой таскается. Поебет, может успокоится.
- давай ему сами - отмахнулась я
- так давала, и дала бы, но ему тебя подавай.

Гриша стоял рядом и все это слушал. Согласно кивал головой. Я перехватила его взгляд.
И даже смутилась. Сильное желание чувствовалось во всем. Оно исходило от него. Я опустила глаза ниже.
Из его штанишек выпирал его колышек. Я уже была готова уступить их совместным просьбам. Но из дома выскочила Марийка, моя дочь. Это отвлекло мое внимание, и я снова отмахнулась от притязаний Гриши, и просьб его мамы Антонины Петровны.

В тот же день пока я пропалывала длинные грядки сахарной свеклы и вяло, как от назойливой мухи, отбивалась от попыток Гриши задирать мой подол, и стараясь не слушать его бормотание про то, как он хочет меня попробовать, ко мне пришел дядя Егор. Он родной дедушка для Гриши. Его уважают все. Он умеет плотничать. Ни одна постройка на нашем хуторе, не обходится без его участия. Когда он был моложе, он имел сексуальные отношения со всеми женщинами, в том числе и с моей мамой. Возможно, что он и есть мой отец. Я не знаю. Я тоже его уважаю, и ценю его мнение. Дядя Егор, опираясь на толстую палку подошел ко мне. Я прервала свою работу.
Дед Егор медленно свернул самокрутку и покашлял, прежде чем ее зажечь.
- вот, пришел, Тань, поговорить с тобой.
- я слушаю вас, дядя Егор.

Гриша попытался снова задрать на мне подол. Я легонько ударила его по руке. Дядя Егор усмехнулся.
- Стар я уже стал, Танька, ебарь из меня никакой.
- ну что вы, дядя Егор, вы еще хоть куда - ответила ему я. Хотя в душе была согласна. Постарел дядя за последнее время сильно.
- Сегодня хотел сноху поебать, Тоньку, так не получилось - дядя Егор сказал это без сожаления, а как бы просто сообщая новость.
- А вы попробуйте еще раз. У вас всегда получалось - сказала я, чтобы хоть что-то сказать.
- пустое это - отмахнулся дядя Егор и затянулся табаком - не получится. А ты, Тань, пососешь мне? Может все-таки встанет, а?
- пососу, дядя Егор. Конечно - я засуетилась, вспомнив его могучий, твердый и толстый член. Было время, когда дядя Егор любил меня взять внезапно. Прижмет к дереву и тычется своим агрегатом. А насчет пососать, так он мне не раз говорил, что я сосу лучше всех других баб. Мне хотелось ему верить.

Я немного подобрала подол. Перехватила жадный взгляд Гриши и стала перед дядей Егором на колени.
Перекрестилась, на всякий случай. Я постараюсь, чтобы у дяди Егора встал. Я извлекла из его штанов огромный, но вялый мужской орган дяди Егора. Я держала его в своих руках и перебирала пальцами. Сколько же он раз погружался в письки женщин и девушек нашего хутора? Не сосчитать. А сколько раз он терзал меня?
Я взяла его головку в рот и стала мелко его сосать. Дядя Егор довольно крякнул.
- клевая ты баба, Танька. Просто блаженство с тобой.

Гриша всхлипнул. Я сжимала член дяди Егора у основания, делая его тверже и сосала. Сосала медленно, не торопясь, стараясь водить им у себя во рту вперед и назад. То есть, вводила его глубже и выводила обратно.
Наверное, мне показалось, но член дяди Егора стал увеличиваться. Неужели у меня получилось?

Дядя Егор крепко схватил меня за волосы:
- О, давненько мне не было так хорошо. Соси еще! Еще! - он сильно стал тыкать своим членом, не давая мне вертеть головкой. Гриша снова громко всхлипнул. Член двигался у меня во рту. Опять большой и твердый.
Я сосала, стараясь глубоко дышать носом. Дядя Егор опять стал яростным.
- Эх - пробормотал он - нагнуть бы тебя и поебать как раньше ебал. Да боюсь сосать перестанешь, а он опять упадет - я не могла ему ничего ответить, только промычала, что может и не упадет, но мое мычание было истолковано иначе.
- Неприятно тебе? Ну, потерпи немного. Дай мне, старому, кончить.

Я согласно закивала головой. И тут член дяди Егора наполнил мой рот спермой. Ну, вот, а говорил, что не получается - довольно подумала я. Дядя Егор скрутил новую самокрутку.
- Спасибо, Танька. Вот уж уважила старика. Аж моложе себя почувствовал. Счас отдохну и попробую еще раз Антонине засадить. Вдруг получится.
- конечно, получится - подтвердила я, довольная, что дяде Егору понравилось, как я его ублажила.
- а ты дай таки мальцу - сказал дядя Егор - а то он совсем уж запал на тебя. Свихнется еще. Мужик все-таки. - не дожидаясь моего ответа дядя Егор не спеша отправился к калитке.

Гриша сразу затянул свою надоелку:
- Тетя Таня, теперь вы мне дадите?

Я уже и готова была дать. Но что-то меня заставило опять махнуть рукой - отстань, зануда.

Сегодняшнее утро началось как всегда.
- Тетя Таня, ты мне дашь?

Я молча выгнала корову. Пока ее доила, несколько раз отмахнулась от члена Гриши, который он подсовывал к моему лицу. Потом, также молча прошла по двору в сторону многолетнего дуба. Он растет на границе моего двора. Могучая крона. Низкая скамеечка. Мне нравится тут сидеть. Отсюда видно нашу улицу.
Я села и прислонилась спиной к дереву. Гриша стоял передо мной и переминался с ноги на ногу. Сейчас опять спросит, когда я ему дам. Интересно - подумала я - если я для него разведу ноги, у него получится стоя, или ему придется стать на колени? П высоте моя писька почти на уровне его члена, или немного ниже.

Гриша уже открыл рот, чтобы начать свое занудство. Я опередила его. Я развела ноги и подобрала подол
- суй - кратко сказала я.

Гриша оцепенел. Не поверил? Дрожащими руками стягивает вниз штанишки. Я равнодушно смотрю на него. Ох хватает рукой свой колышек. Я отстраненно думаю, что поебать он успел уже всех, кроме меня.
Гриша шумно сопит и рукой направляет член. Я немного ерзаю попой, подставляя ему поудобнее свое сокровище. Кажется вошел. Да, елозит членом и молчит.
- Ебет? - спрашивает меня Антонина Петровна

Я морщусь и киваю ей головой. А то сама не видит, что-ли? Антонина Петровна ускоряет шаг и почти бежит. Ну, сейчас весь хутор будет знать, что Танька наконец дала занудливому Грише. Что ее сынок добился своего и ебет Таньку на ее любимой скамеечке под дубом.

Ну и ладно. Ну и пусть. Гриша кончает. Быстро что-то - думаю я - переволновался, значит, да и не ебался давно, он же сколько времени крутился возле моего подола? Накопилось у маленького мужичка.

- а когда вы мне еще дадите? - раздается его шепот.

О! Это кошмар.
- когда захочешь, тогда и дам.
- правда?
- Правда - почти ору я.
- Тогда я пошел - объявляет он - как захочу еще, приду.

Я не отвечаю. Гриша уходит. Неужели? Впервые за полгода, я останусь одна, и никто не будет хватать меня за подол и снова спрашивать - когда вы мне дадите?

Какое счастье, что это закончилось. Только почему-то стало скучно.