Библиотека русского инцест клуба

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Библиотека русского инцест клуба » О, Гертруда! » Гертруда Белла Подростки Коварный спорт - тенис


Гертруда Белла Подростки Коварный спорт - тенис

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Коварный спорт - тенис

Больше я не увлекаюсь игрой в большой теннис. Я и раньше не увлекалась, но одна моя подруга как-то мне его посоветовала, и даже сама меня туда привела. Играла я, естественно, не важно, и мне было, весьма непривычно, так одеваться, как там нужно. Маечка, кепочка с козырьком и такая коротенькая юбочка, что не то чтобы нагнуться страшно, а и повернуться опасно, сразу трусики видно. Постоянное чувство, что я голая.

Меня хватило на всего на пять посещений. На пятом произошло то, после чего, я поняла что эта и игра, и этот спорт, совсем не для меня.
Моей соперницей, в тот раз, оказалась такая же курица, как и я. Мы не столько отбивали мячи, сколько делали подачу, а потом бегали по полю, чтобы мячик поднять с травы. Нам, обеим хватило 40 минут, чтобы надоесть друг другу.

Я поднялась на второй этаж здания, намереваясь принять душ, переодеться, и ехать домой.
На лестничной площадке второго этажа стоял мальчик, лет 16-ти, в маечке и шортиках теннисиста.
Наверное, он тоже занимается игрой в теннис. Мальчик показался мне очень взволнованным, или чем-то возбужденным. На его верхней губе блестели маленькие капли пота. Когда я поравнялась с ним, он неожиданно меня спросил:
- А это не вы уронили, вот то, что лежит на лестнице? - он показал рукой куда-то, между перил.

Я была уверена, что ничего не роняла, тем более, что у меня и не было ничего с собой, но чисто машинально посмотрела туда, куда он показывал. При этом я совсем слегка перегнулась через перила. А этого делать не следовало. Потому что любое такое движение, даже незначительный наклон, влечет к тому, что эта пресловутая коротенькая юбочка задирается и у меня сразу оголяются ноги, и становятся видны мои трусики. Будь я юной девушкой или красивой молодой женщиной, мне бы, разумеется, нравилось бы демонстрировать мужчинам свою упругую попу и наслаждаться их реакцией восхищения и вожделения. Но в мои сорок девять лет, моя худая фигура, вряд ли вызовет у мужчин восхищение. Поэтому и демонстрировать мне свои прелести не надо. Мне следует наоборот, укутывать себя в длинные платья, и привлекать таинственностью. Я уже в том возрасте, когда женщина играет не на демонстрации мужчинам себя, а на пробуждении его фантазии. Но я перегнулась через перила.

Дальше все стало происходить быстро. Мальчик, одним движением пальцев, стянул мои трусики в сторону. Юбочка моя ему помехой не была, потому что даже слегка нагнувшись через перила, она у меня открыла все что можно, вернее, все что нельзя. Я не успела даже сказать "ах", как в мое лоно вонзился половой член этого мальчика. Член был настолько твердым, что в три удара, он проложил себе дорогу и вошел весь до отказа.
Мальчик обхватил меня за талию, прижал к перилам, не давая мне выпрямиться и обе свои руки положил мне на грудь. Он прошептал мне:
- Тетя, вы такая красивая, мне так вас сильно захотелось. Вы уж не сердитесь, пожалуйста.
- Какой ты быстрый и наглый. Я же тебе в мамы гожусь.
Он на это ничего не ответил. Мальчик яростно работал членом. Так яростно, что я была потрясена. Такого напора желания я не испытывала очень давно, а может не испытывала, вообще никогда. Член вонзался в меня немного снизу вверх и останавливался подрагивая. Живот мальчика прижимался к моей попе. Потом член делал медленное движение на выход, как бы нехотя и сожалея, и тут же, как-будто он передумал и решил вернуться, снова вонзается на всю свою длину. Член мальчика не только длинный, но и толстый. Моя писька плотно его сжимает, но ему то все нипочем. А может быть ему это даже еще более приятно? Я вцепилась в поручни.

В моей голове возник причудливый клубок мыслей.

Вначале я подумала, что это поразительно, как этот мальчик сумел стремительно мной овладеть. Это у него опыт, или что-то другое? Может быть у него есть специальная подготовка по внезапному овладеванию женщинами?

Потом я успела подумать, что такой твердый член в момент внезапного вторжения означает, что он уже был в состоянии сильной эрекции. А я оказалась рядом. Но как давно он стоял? И самое интересное, на кого?

И наконец я подумала о том, что нас с ним могут тут увидеть. И что подумают о нас те кто увидят? Мальчику нет и восемнадцати, а мне почти пятьдесят. И стыд, и срам, и совращение малолетних.

Член работал во мне ускоряя темп. Спортсмен - мелькнуло в моей голове. Мальчик начал задыхаться и так сильно мять мои сиськи, что я подумала о том, что свершится чудо и из них брызнет молоко.

Я облизнула, внезапно ставшие сухими, губы.
- Юноша, вы так порывисты и нетерпеливы, также нельзя бросаться на женщин. Тем более, что нас тут могут увидеть - чтобы это сказать мне пришлось задерживать дыхание между словами, потому что этот дикий маленький самец владел мной так, что голос мой дрожал от вибрации.
- Тетенька, я быстро, никто не успеет нас увидеть - ему тоже эта фраза далась с трудом. На вдохе он только шипел, а слова образовывались только на выдохе, и были не совсем узнаваемыми. Но смысл мне удалось понять.
- А быстро не надо - выговорила я, используя краткие паузы между ударами его члена. Его неистовство стало доставлять мне удовольствие. Правда удовольствие сомнительное и в большей степени чувственное, чем физическое - я не стану возражать - я крепко вцепилась в поручни, стало страшно, что мы оба через них упадем - если это будет медленно и долго. Иначе вы, юноша, рискуете не получить полноценного удовольствия. Может мы найдем с вами другое место для подобных занятий?

Мальчик замер, и хриплым шепотом спросил
- Так вы согласны мне дать? Вот мне повезло! Тут есть одна комната, а вы меня не обманываете?
- Не обманываю. Только давайте поспешим. Очень не хочется оказаться в центре внимания толпы зевак.

Интересно - думаю я - у него хватит силы воли вынуть член из меня, или пока он не кончит, он не выйлет? Я почему-то всегда думала, что мужчина если уж вставил, то пока не брызнет ни за какие коврижки, не вытащит. А зачем я ему пообещала? А что мне остается делать? Перспектива оказаться в таком положении на чьем-то обозрении, меня совсем не радует.

Мальчик со вздохом сожаления извлек из меня свой член. Сумел, умница - подумала я о нем с уважением, к которому примешалось легкое чувство сожаления. Он взял меня за руку:
- Пойдемте, тетя - и добавил - пожалуйста.

Другой рукой он заправил свой член под шорты и я мельком увидев его собственными глазами, удивилась его мощной эрекции. То что прочувствовала моя писька поражало и визуально. Я тоже поправила трусики и расправила юбочку. Полотенце и то имеет более солидные размеры, чем юбочка теннисистки. Мальчик повел меня по коридору, он придерживал меня за локоть. Как церемонно - подумала я, или церемониально?
- Как тебя зовут? - спросила я его
- Костя
- А сколько тебе лет?
- Пятнадцать

Мальчик отвечал односложно, и ни о чем не спрашивал меня. Значит, у него такое состояние, что он не может думать ни о чем другом, кроме секса. А я всегда так и думала про мужчин. Им нужно только одного. И не важно с какой. Я начинала злиться. Мальчик открыл дверь в какое-то помещение. Едва я вошла, он закрыл дверь на ключ, и положил ключ на полочку возле двери. Мне стало спокойнее, он не собирается держать меня взаперти.
- Костя, лечь тут негде. Мне придется отдаваться тебе точно также, как ты меня взял на лестнице.
- А я так и хочу. Вы меня так и возбудили до невозможности. Тетя, давайте скорее, а то у меня яички лопнут.
- Я? Я тебя возбудила? Ну-ка рассказывай - я легла грудью на стол, выставила в его сторону попу и широко развела ноги. Легла я так специально, в надежде, что так Костя не сможет мять мои сиськи, уж слишком он это делал яростно и даже с остервенением.

0

2

Его член, как и в первый раз, там на лестнице, резко вонзился, и в три толчка ткнулся мне в самую матку. Я вцепилась руками в край стола. Костя опять держит меня чуть ниже талии и делает резкие толчки членом.

- Вы, тетя, когда бегали за мячиком, то наклонялись за ним … - Костя говорит натужно, у него перехватывает дыхание - у меня так сильно на вас встал. Ножки у вас красивые. О - ч - ч - е - н - ь.

Я делаю глубокий вдох. Такой ярости, как у Кости, я не припоминаю за все свое время предыдущей сексуальной жизни:
- Сколько, ты сказал мне, тебе лет? - зачем-то переспрашиваю я его.
- Пятнадцать - отвечает он.

Резиночка моих трусиков обвила его член, но Косте это не мешает. Член делает резкие толчки вперед, и немного под углом. Я приподняла попу, теперь удары наносятся немного снизу вверх.

- А мне почти пятьдесят. Когда ты только родился, мне было уже 35 лет.
- Ну и что? - задыхается Костя. Он опять норовит мять мои сиськи.
- А то, что я могла бы быть твоей мамой.
- Ну и что? - опять повторяет Костя.
- А то. Почему тебя возбуждают старухи, как я? Тебе нужно смотреть на девочек, на их юные лица, стройные ножки, девичью грудь, а не на меня.
- Аа ну их. Дурочки они. Это вы все понимаете. Вы мне письку свою не пожалели дать, а они не не дадут.

Вот в чем дело - думаю я - только в том, что они наверняка не дадут, а я дам. А я думала дело в привлекательности, обаянии или красоте, а дело просто в степени доступности.

Костя замер. Член чуть заметно ерзает, а его головка плотно уперлась в мою матку.
Удар спермы так силен, что меня, кажется, толкнуло вперед. Я еще сильнее вцепилась в край стола.
Костя шумно сглотнул:
- Тетя, а как вас зовут?
- Светлана Алексеевна.

Костя мелко вздрагивает, а его член плавно опадает внутри меня.
- Светлана Алексеевна, а давайте сходим с вами куда-нибудь?

Мне становится смешно:
- Вообще-то, все бывает наоборот. Сначала приглашают в кино, или в кафе, и только потом задирают юбочку.
- Вы сердитесь?
- Кажется, нет.
- Так вы согласны?
- Ты про то, чтобы куда-нибудь сходить?
- Ну, да, я про это.
- Согласна, только давай я переоденусь в нормальную одежду?
- Ладно. А в этой вы клевая. Ноги у вас, Светлана Алексеевна, ва-а-аще.

Когда Костя увидел меня в длинном темно-зеленном платье с разрезом сбоку, наброшенном на плечи кардигане и голубой косынке, повязанной на шею, он вытаращил глаза и присвистнул:
- Да вы, Светлана Алексеевна, как английская королева.
- Пойдем в парк и ты меня покатаешь на лодке - усмехнулась я ему в ответ.

Некоторое время мы молчали. Он видимо привыкал к моему новому образу и облику, и выбирал тактику поведения, а я сумбурно размышляла о соотношении восхищения красотой и возбуждением от осознания доступности.

0


Вы здесь » Библиотека русского инцест клуба » О, Гертруда! » Гертруда Белла Подростки Коварный спорт - тенис