Семейная ссора

Я не дала мужу. Я была рассержена и очень зла. А почему он ко мне пристает только тогда, когда пьяный? Я легла спать. Я отвернулась к стене. А он попытался меня взять. Он даже не стал стягивать с меня трусики. Он их просто хотел сдвинуть в сторону. Я его отпихнула и сказала ему, чтобы он ко мне НИКОГДА больше не приставал. Андрей обиженно посопел. Сердито вскочил с постели и ушел спать на диван. Он швырнул тапок в стену.

Я лежала и думала, что я так поступила напрасно. Зачем я ему отказала? Он же муж. У него желание. Что ему искать другую, которая не откажет? А я буду психовать, что он нашел любовницу? Я могла встать и пойти к нему на диван. Я могла сама снять трусики. Я могла сделать ему минет. Но я лежала. Я была злая и сердитая. Я все оставила как есть. Утром будет видно.

Я проснулась среди ночи. Андрей снова ко мне прижимался сзади. Он все таки сдвинул мои трусики и его член тыкался в поисках входа туда, куда он все время хочет. Я приподняла ножку давая ему войти. Вот и хорошо - подумала я. Секс нас помирит. И не придется выслушивать упреки и самой его упрекать. Андрей никак не мог попасть. Странно - подумала я. В этой позе он ловко обычно вставляет. Я выгнула спину, выставляя ему письку. Когда его член в меня вошел, я окончательно проснулась, и поняла, что тут что-то не так. Это не Андрей. Горячая ладошка обхватила мой животик. Ладошка маленькая. Это не Андрей. И член, который в меня вошел робко и осторожно делает плавные движения. Андрей это делает резко и властно. Я слышу взволнованное, прерывистое дыхание. Андрей дышит не так. Он шумно сопит, он хочет. Но у него давно не перехватывает так, как это волнительное, в такт движению члена, "а-а-ах" на вдохе и "о-о-о-х", на выдохе. Меня пронзает догадка. Я плотно сжимаю ножки. Но этого не может быть. Я тихонько шепчу:
- Игоречек, это ты? - я уже знаю, что это он. Игоречек, мой сын. Ему 14 лет. Но как он смог так поступить? Его член во мне. Хороший, сильный.
- это я, мамочка - еле слышно отвечает он. Его рука приятно скользит вверх по моему животику и обхватывает мою сиську.
- что ты делаешь? - мой вопрос бессмысленный. Как будто я сама не знаю, что он делает. Но это было настолько неожиданно, невероятно и мною не предполагаемо, что я задала этот вопрос.
- я - Игоречек еле шептал, он дрожал от переживаний - я чувствую твою письку.
- но ведь так не делают с мамами - шепчу я и чувствую как его член с каждым толчком пытается проникнуть все глубже.
- а я очень хочу - шепчет Игорек и тут его член характерно вздрагивает. Мальчик кончает. Я плотно сжимаю ножки, стискивая его стержень.
- мамочка - Игоря сотрясает мелкая дрожь - как хорошо.

Член уменьшается. Игоречек гладит мою сиську и плотно прижимается животиком к моей попе.
- ты уже так делал? - спрашиваю я его.
- нет.
- а откуда ты знаешь, что это нужно делать именно так? Только не разбуди папу.
- папа спит крепко. Я знаю, потому что мне рассказывали, еще я видел картинки разные, а еще - Игоречек делает паузу и слышно как во сне причмокивает Андрей - еще я подсматривал как ты давала папе.
- зачем?
- я ему так сильно завидовал, а потом себе дрочил
- а как же ты решился, сейчас? - я кладу свою ладонь на его ладошку, которой он нежно сжимает мою сиську.
- когда ты папу прогнала, я долго стоял у двери и трогал себя. У меня сильно стоял. И мне захотелось просто полежать с тобой рядом. - Игорек говорит очень тихо, я напрягаю сух, чтобы его расслышать.
- я тихонько лег и потрогал твою попу. Я боялся, что ты проснешься. Потом я потрогал то место, где должна быть твоя писька.
- и что? - спросила я машинально.
- это так приятно. Мне захотелось прижать к этому месту его …

Член Игоречка вздрогнул во мне, или мне показалось.

- я несколько раз провел им по твоим трусикам в том месте, а потом … - член Игоречка не просто вздрогнул, я почувствовала толчки. У него начиналась эрекция. О Боже, его член встает внутри меня.
- а потом? - я уже догадывалась как обстояло дело потом, но мне хотелось услышать его рассказ.
- а потом я подумал, что если сдвинуть твои трусики, то можно прикоснуться им к твоей письке. Мне так сильно захотелось это сделать. У меня очень шумело в ушах. Я боялся что ты проснешься. - Игорек вздыхает. Его член разбух внутри меня и он осторожно стал двигаться. Я выпячиваю попу, чтобы ему было комфортнее.
- я когда сдвинул твои трусики, то это было так …
- как - также еле слышно спрашиваю я.
- так хорошо, он у меня сам прижался к твоей письке

Я еще плотнее сжимаю вместе свои бедра и разжимаю их. Я это делаю непроизвольно, пытаясь доставить своему мальчику дополнительные приятные ощущения.

- а когда я прижал его к твоей письке, то он сам - Игорек сильно сжимает мою сиську, но я не мешаю, пусть - он сам, мамочка, сам стал лезть в твою дырочку. Там так хорошо.
- где? - зачем-то переспрашиваю я.
- у тебя.

Я молчу, не зная что ему сказать. Любой женщине приятно, что ее хотят. И было бы даже обидно знать, что мужчина лежал рядом со мной и у него не встал. А то, что он потерял голову и стал это делать, это так естественно. Но, это же мой сын, а я ему мама.

Игорек все быстрее двигает членом. Как он это хорошо делает - думаю я и меня обдает холодом. Что я такое думаю? Но мне безумно хочется услышать еще и еще как ему хорошо, и как он меня хочет.
- ты часто за нами подсматривал?
- часто.
- тебе это нравилось?
- мне нравилась ты, мама.
- это как?
- у тебя такая красивая попа и ножки. А один раз ты на папе верхом сидела, у тебя так красиво сиськи раскачивались - Игорь снова сжимает мою сиську.

Игорек кончил второй раз. Я повернулась к нему и простынею вытираю ему вспотевший лобик.
- устал?
- нет - отвечает он - а завтра папа собирался на рыбалку с ночевкой, можно я буду спать с тобой?

Я на мгновение задумываюсь. Ответить нельзя - нужно и это правильно, но он хочет. Он будет лежать в своей постели и терзать свой член. И думать обо мне. Мне почему-то верится, что думать будет обо мне. Я шепчу ему на ушко:
- но чтобы папа не знал.
- я ему никогда не расскажу.
- ну иди к себе.
- я тебя люблю. Я хочу еще твои трусики сдвигать.
- потому - шепчу я - потом, когда папа уедет.
- я буду ждать.

Я лежу и смотрю в потолок. Я впервые изменила Андрею. Изменила, потому что удовлетворила нашего сына. Разум отказывается понимать и принимать. Но почему мне так радостно и трепетно? И почему мне хочется улыбаться, вспоминая его тихий и взволнованный шепот?